Отель «На краю света»

Где-то в горах штата Вайоминг.

– Боже мой, оставь меня в покое! – прокричал Дионас, глядя в темную пустоту. – Я сделал все, как ты просил!

– Осталось еще одно дело, друг мой, – раздался чей-то приятный голос. – Ты не можешь избавиться от меня, Дионас, поскольку я твое творение. Только благодаря мне, ты стал известен и за два года продал тринадцать картин. Ты даже определил свои работы в новый жанр, который был успешно принят общественностью, об этом говорят те миллионы долларов, что ты на мне заработал. Или ты уже об этом забыл, Дионас?

– Что тебе еще от меня нужно, Блэкмэн?

– Мне нужны новые жертвы, потому что ты мне уже надоел, – честно произнес мужской голос. – Ты увековечишь себя в автопортрете, на котором я тоже буду присутствовать, и после этого ты будешь свободен.

– Но мы так не договаривались! Ты говорил, что обеспечишь мне успех! Что мои картины станут нечто большим! Они станут больше, чем шедевр!

– Так и есть, я выполнил свое обещание, о тебе знает весь мир, но теперь я жажду нечто большего, чем общение с тобой.

– Если я исчезну, то появится много вопросов и начнется расследование.

– Именно это мне и нужно, чтобы ты исчез, и о тебе заговорили. Чтобы армия твоих поклонников прибыла сюда, остальным я займусь сам. Прибыв сюда, люди увидят чудо света и твое последнее творение, которое наверняка будет продано за очень большую цену. Жаль, конечно, что ты этого не увидишь, но зато повезет твоему наследнику.

– Не смей трогать Джонаса! – пригрозил художник.

– Ты сейчас не в том положении, чтобы диктовать условия. Учитывая тот факт, что последнее дело осталось невыполненным. Ты ведь всего на всего демонофоб, – после этих слов Блэкмэн замолчал.

Дионас спустился с лестницы и сел на нижнюю ступеньку. Он посмотрел в сторону своей мастерской, где на большом мольберте уже был закреплен очередной, но вместе с тем последний холст. Художник тяжело поднялся на ноги и прежде чем войти в мастерскую, остановился возле комода, на котором стояла фотография сына.

– Прости меня, Джонас, – прошептал отец.

… Месяц спустя.

Джонас Артур Прайс увидел в газете статью об исчезновении своего отца – Дионаса Прайса. В статье говорилось о том, что известный художник Дионас Прайс не выходит на связь целый месяц. Поклонники его таланта ждут очередной шедевр. Дионас Прайс был сторонником темных сил и злых духов и потому дал своим работам новое направление, назвав его демоникой. Все его творения выглядели всегда зловеще и правдоподобно. За всю свою карьеру Дионас продал 38 картин, из них 13 за последние два года. Критики и эксперты искусства считают его последние 13 картин самые успешные.

Джонас отложил газету и, взяв мобильный телефон, набрал номер отца, но на том конце провода отвечали, что номер абонента выключен. Убрав телефон в карман, на глаза парня попалась фотография, где он был запечатлен вместе с отцом. Дионас Прайс был наполовину итальянцем, наполовину американцем, но жить предпочел в Штатах. Для Джонаса отец был закрытым человеком. Еще с детства он помнил, как тот часами сидел в своей мастерской и думал над очередным шедевром. Он был слишком замкнутым и предпочитал затворничество, что не устраивало мать Джонаса – Сисилию. Пока сын рос, мать вбивала ему в голову, что Дионас ненавидит всех людей, включая их семью. Парень помнил, как отец все время чего-то боялся и не желал распространяться об этом. Он вел дневник, который запирался на ключ. Однажды Джонас решил прочитать его, когда отец сильно напился. Он пытался найти ключ, но обыскав все, сын понял, что искомое находится в кулаке отца, который он так и не смог разжать. Очередная попытка разбудила Дионаса, и он в испуге ударил сына. После этого случая Сисилия забрала Джонаса и уехала на юг Италии, запретив ему общаться когда-либо с отцом. Тогда парню исполнилось шестнадцать. Через год после их отъезда у Сисилии обнаружили лейкемию, после постановки диагноза она не протянула и шести месяцев. После похорон матери Джонаса забрал отец и перевез в Нью-Йорк. Когда Джонас поступил в университет, отец переехал жить в горы штата Вайоминг, где построил настоящий отель, но жил в нем один. Парень видел Дионаса только, когда он привозил на аукцион очередную картину.

Джонаса удивил тот факт, что отец не выходит с ним на связь. Хоть Дионас и вел затворнический образ жизни, но он всегда звонил сыну в Нью-Йорк. Сам Джонас учился на факультете туризма и гостиничного бизнеса. Перед поступлением в университет он год усиленно изучал английский язык и одновременно с этим занимался фотографией.

Постояв возле окна, Джонас заказал по Интернету билет на самолет до небольшого городка Джексон, что располагался в штате Вайоминг. Прилетев, парень взял напрокат машину и поехал к отцу. Джонас не знал, где находится отель «На краю света», но надеялся, что ему помогут местные жители, которые знали о знаменитом художнике.

– Вам нужно ехать в горы, там будет висеть указатель, свернете налево, и приедете к отелю, – объяснил дорогу один из местных жителей. – Но вам лучше туда не ездить, молодой человек.

– Почему?! – удивился Джонас.

– Те места сильно изменились и продолжают меняться, после того, как там поселился Дионас Прайс. Так что решайте сами, – предостерег мужчина.

Джонас нажал на педаль газа и поехал, куда указал проводник. Проехав еще не один десяток километров, парень наконец-то увидел пункт своего назначения. Выйдя из машины, Джонас осмотрелся. Дионас построил в горах настоящий отель, который находился недалеко от крутого обрыва. Был слышен шум воды. Обойдя отель, сын Дионаса увидел огромный водопад. Вода лилась откуда-то сверху и падала вниз до самого плато долины, которое начиналось у основания скалы. Однако вода была необычного цвета, она почему-то была очень темная, и иногда сквозь мощные потоки воды был заметен красноватый свет, который исчезал, но через некоторое время появлялся снова. Джонас никогда не видел таких водопадов, и это показалось ему странным, но потом парень сообразил, что возможно этот водопад может стать очередным чудом света, главное пригласить сюда экспертов.

Оставив водопад, Джонас пошел к отелю. Над входной группой висела вывеска, на которой было название: «На краю света».

– Очень символично, отец, – подумал про себя парень.

Открыв входные распашные двери, Джонас попал в большой холл, где не оказалось привычной стойки администратора. Вместо нее стояли прямоугольной формы журнальный стол, диван и над ним висела картина, на которой был изображен Дионас, а за его спиной возвышалась черная фигура с горящими красными глазами. Под картиной было название: «Я и мистер Блэкмэн». Прочитав название, и еще раз посмотрев на работу отца, Джонас скривился, и ему стало как-то не по себе. Парню показалось, что такой же свет был в водопаде. Он решил сравнить, а для этого он взял фотоаппарат, который висел на его шее и сфотографировал картину. Как только сработала вспышка, то на картине вспыхнули глаза и повторили эффект фотоаппарата, со стороны получилась двойная вспышка обычным белым и красным светом. Джонас оторопел и стал просматривать получившийся снимок. На кадре все также светились глаза, они словно пульсировали и горели то сильнее, то слабее. Сняв фотоаппарат с шеи, парень забрался на диван и стал снимать картину, однако у него ничего не получилось. Тогда сын Дионаса стал искать покрывало, чтобы накрыть полотно. Для этого он заглянул в комнату, которая имела плавный переход из холла, и оказался в мастерской отца, где лежало большое покрывало. Схватив его, Джонас вернулся в холл и попытался накрыть картину. Но и в этот раз у него тоже ничего не вышло, покрывало нисколько не держалось на раме и постоянно соскальзывало. Оставив это занятие, парень решил пройтись по всему отелю.

На первом этаже располагались холл, мастерская и кухня с кладовкой, которая была до отказа забита продуктами, в основном различными консервами, и исполняла роль холодильника. Повсюду горел свет. Поднявшись на второй этаж, Джонас позвал Дионаса:

– Отец, это я Джонас. Я приехал к тебе. Тебя все ищут, – но ответа не последовало.

Тогда парень поочередно стал заходить во все комнаты. Обойдя их одну за другой, Джонас обратил внимание на то, что нигде на стенах не было ни одной картины, кроме той, что висела в холле. Это показалось ему странным, отец никогда бы такого не допустил, хотя он всегда писал картины на продажу и не писал полотна для себя. Тогда парень подумал о том, что та картина в холле последняя работа отца, и она может стоить огромных денег, нужно только организовать аукцион и собрать на нем истинных ценителей творчества Дионаса Прайса.

С этой мыслью Джонас покинул отель и поехал обратно в аэропорт города Джексон. Прилетев в Нью-Йорк, парень тут же позвонил в галерею «Арт Искус».

– Шенон, это Джонас Прайс, – представился сын Дионаса.

– Здравствуй, Джонас, – поздоровалась женщина и поинтересовалась, – почему ты звонишь?

– Я только что вернулся из Джексона, что находится в штате Вайоминг. Я был в отеле, где жил и работал отец. Я видел его последнюю картину, она выполнена в жанре демоника.

– Ты хочешь вывесить картину в моей галерее? – спросила Шенон.

– Нет, я хочу, чтобы вы оповестили всех ценителей картин Дионаса Прайса и сказали им о предстоящем аукционе, который состоится через две недели в отеле «На краю света». Начальная цена лота 10 миллионов долларов. Приглашения я пришлю с курьером через три дня в вашу галерею, – произнес Джонас.

– Весьма неожиданно, – растерялась хозяйка галереи «Арт Искус». – Дионас Прайс всегда выставлял свои шедевры в Нью-Йорке и больше нигде.

– Это последняя картина моего отца, и раз он исчез, то настоящим правообладателем теперь являюсь я, ведь у отца не было агента.

– Хорошо, Джонас, я всех оповещу.

Как только парень повесил трубку, в дверь позвонили.

– Вы Джонас Артур Прайс? – уточнил мужчина в черной кожаной куртке при виде парня в проеме входной двери.

– Да, – кивнул Джонас. – А вы кто?

– Меня зовут Эдвард Снэйп, я детектив из полицейского департамента Нью-Йорка, расследую исчезновение вашего отца. Разрешите войти?

– Конечно, проходите, – пригласил Джонас.

– Дионас Прайс выходил с вами на связь? – перешел к делу детектив, бегло осматривая гостиную.

– Нет, я сам звонил ему, но на том конце провода сказали, что абонент не доступен.

– Такое случалось раньше?

– Нет, отец никогда так не делал, он звонил мне раз в две недели и в последних числах каждого месяца пополнял мою кредитку, но сейчас все изменилось. Почему вы пришли ко мне так поздно? Ведь прошел целый месяц? Я думал, полиция обратится ко мне гораздо раньше.

– Мы проверяли другие версии, и ждали, вдруг он все-таки объявится, или выйдет на связь, – объяснил Эдвард. – Когда вы в последний раз ему звонили?

– Пару дней назад, но как я и говорил, абонент не доступен.

– Почему ваш отец жил в Вайоминге? Почему он не снимал какую-нибудь студию под мастерскую здесь в Нью-Йорке?

– Как правило, все творческие люди ведут затворнический образ жизни, им лучше творить вдали от шума и суеты мегаполисов, и мой отец не был исключением. Я летал в Джексон, это небольшой город в штате Вайоминг и нашел отель, где жил и работал отец. Его там нет и никаких признаков того, что его убили или выкрали, как сообщает пресса, он действительно исчез. Кстати, в отеле «На краю света» я не нашел ни одной вещи отца, даже мобильного телефона. На стене в холле первого этажа отеля висит его последняя работа. По всей видимости, он написал картину и исчез.

– Люди не исчезают без каких-либо следов, мистер Прайс. Вы просто не знаете, где искать и на что обращать внимание, к тому же нашим экспертам необходимо собрать отпечатки пальцев. Хотя это уже наверно бесполезно, раз вы ездили в отель, то там ничьих отпечатков кроме ваших не будет. Кстати, что вы собираетесь делать с последней картиной Дионаса Прайса?

– Я собираюсь организовать аукцион в отеле «На краю света» и продать на нем последний шедевр отца, – честно ответил Джонас.

– Когда он состоится?

– Через две недели, а через три дня я вышлю приглашения для всех ценителей картин Дионаса Прайса.

– Что ж в таком случае увидимся через две недели в отеле «На краю света». До свидания, мистер Прайс, – попрощался детектив Снэйп.

– До свидания, – кивнул парень и пошел провожать полицейского.

По прошествии трех дней, Джонас как и обещал, прислал вместе с курьером в галерею «Арт Искус» приглашения на аукцион, где были указаны дата, время и место. Билеты на самолет ценители картин Дионаса Прайса должны были покупать сами. Когда долгожданный день настал, то все семь покупателей, уже имевшие картины Дионаса Прайса, прилетели в аэропорт города Джексон, где на удивление, их ждали семь лимузинов с водителями. Джонас прекрасно все организовал, чтобы все остались довольны. Водители уже знали место назначения, и караван машин неспешно поехал к отелю «На краю света». Пока лимузины ехали, их обогнал мотоцикл, на котором сидел детектив Эдвард Снэйп.

Когда лимузины остановились, то все пассажиры увидели, что Джонас Прайс уже на месте и встречает их. Парень приехал буквально за полчаса до приезда гостей и смотрел на горизонт.

– Какая красота! – восхищенно ответила одна из гостей, подходя к сыну художника. – Теперь я понимаю, почему ваш отец жил и работал здесь. Меня зовут Лива Найт.

– Джонас Артур Прайс, – представился парень.

– Кто-нибудь поможет мне выйти из лимузина, – услышали они и вернулись к машинам.

Двое из гостей помогли вытащить из лимузина инвалидную коляску и посадить на нее женщину средних лет.

– Спасибо, – поблагодарила она, – я думала в обязанности водителя входит любая помощь пассажиру, но выходит, что нет. А я собиралась дать хорошие чаевые. Меня зовут Сьюзен Макенви, – сказала гостья, делая ударение на первый слог в своей фамилии.

– Если вы так нетранспортабельны, то зачем приехали сюда?! – удивился один из только что прибывших мужчин, помогавший Сьюзен.

– Не решай за меня, Майкл, – ответила Сьюзен. – Или ты думаешь, что сможешь увести из-под моего носа последний шедевр Прайса?

– А почему бы и нет?! – ухмыльнулся ее оппонент, переходя при всех гостях на «ты». – Ведь мне удалось перебить твою ставку за картину «Хозяин ночи».

– Постойте, вы не можете соревноваться только между собой, – остановил их Джонас. – Вы все здесь на равных условиях. Обладателем картины Дионаса Прайса станет тот, кто предложит самую высокую цену.

– Похоже, что вы только этого и ждете, молодой человек, – уколол Джонаса второй мужчина. – Ваш отец исчез и это делает вас правообладателем его последней работы.

– Вообще-то было бы неплохо взглянуть на завещание, если такое имеется, где написано, что вы являетесь законным владельцем всего движимого и недвижимого имущества Дионаса Прайса, – вставился третий гость.

– Мой отец не посещал адвоката, и потому никакого завещания нет. У него даже не было агента, – кратко объяснил парень и попросил, – простите, мне очень неловко, но не могли бы вы все представиться.

– Звучит весьма странно, если учитывать тот факт, что вы занимались приглашениями на аукцион, молодой человек! – презрительно хмыкнула пожилая женщина.

– Я думаю, не стоит делать такие нападки на Джонаса, ведь он не знал покупателей картин, то есть нас с вами, – встала на защиту парня Лива.

– Джулиан Рафтер, Майкл Саймс, Паола Гантли, Флайман Флосс, Биби Скаут, – по очереди представились остальные участники аукциона.

– Я детектив Эдвард Снэйп из полицейского департамента Нью-Йорка, – сказал полицейский, встав с мотоцикла и подойдя к гостям.

– Отлично, среди нас детектив! – язвительно заметила Паола.

– Да, мэм, вы правы, – кивнул детектив, – я приехал расследовать исчезновение художника Дионаса Прайса, предстоящий аукцион меня не интересует.

– Я отправлю лимузины обратно и покажу вам окрестности и отель, – сказал Джонас и отошел.

– Здесь очень красиво, – произнесла Биби и, вытащив сигарету, закурила и посмотрела на горизонт. – Что это за шум?

– Похоже на шум воды, – ответил Флайман.

– Неужели тут есть водопад?! Ведь такой шум именно от него! – с восхищением отметила Сьюзен. – Я хочу увидеть это чудо природы!

В этот момент вернулся Джонас и повел гостей за здание отеля «На краю света», где находился водопад. Как только сын Дионаса Прайса увидел его, то не поверил своим глазам, теперь мощные потоки воды падали в пропасть, которой не было в его первый приезд. Цвет воды был по-прежнему темным с красноватым свечением изнутри. Когда парень стоял у обрыва и смотрел вдаль, то не обратил внимания на то, что вода по долине больше не течет.

– Впервые вижу такой водопад! – задумчиво и с растерянным видом сказал Джулиан. – Он не похож на все существующие водопады! Вы только посмотрите на цвет воды! Почему он такой?!

– Может быть, здесь есть угольные рудники или залежи нефти? – предположил Флайман. – Но вода все равно бы не была такого цвета, такое ощущение, что она такая и есть, потому что цвет равномерный. Но вот как объяснить это красноватое свечение?! Что это?!

– А вас разве не удивляет, что водопад течет в какую-то пропасть? – спросила Лива, и с этими словами девушка пошла к краю обрыва, чтобы посмотреть, куда вытекает вода. – Она не вытекает из скалы! – громко произнесла она и, вернувшись, добавила, – тогда куда она девается?

– Я так подозреваю, что водопад проделал это большое отверстие и наполняет недра земли, – подытожил Майкл. – Согласен, водопад выглядит очень необычно, но, по всей видимости, Дионас Прайс использовал воду для нужд отеля. Не так ли, Джонас?

– В мой первый приезд этот водопад тек по-другому, – честно сознался парень, – его потоки падали вниз со скалы и текли по долине, этой пропасти не было.

– Молодой человек, а вы случайно не употребляете наркотики? – скривившись, спросила Паола.

– Нет, – коротко ответил Джонас. Честно говоря, парень ожидал такую реакцию на свои слова. Только сейчас он вспомнил слова местного жителя, который рассказывал ему, как проехать к отелю «На краю света». Джонас боялся вести гостей в здание, он подозревал, что там его тоже ждут изменения.

– Почему вы все сводите к негативу?! – удивилась Сьюзен. – Разве вы не понимаете, что такой водопад единственный в мире и его могут признать чудом света. Джонас, вы должны подать заявку, чтобы сюда приехала комиссия.

– Спасибо за поддержку, Сьюзен, но я пока не готов к такому быстрому развитию событий, – натянуто и напряженно улыбнулся парень.

– Однако предстоящий аукцион вы организовали относительно быстро, – заметил Джулиан.

– Джонас, не обращайте на них внимания, лучше проводите нас в отель, – сменила тему разговора Лива. Биби стояла возле обрыва, курила и не встревала в разговор, женщину заинтересовал детектив Снэйп.

Когда Джонас открыл входные распашные двери отеля, то все удивились.

– Где пол? – спросил Флайман.

Гости увидели бурлящую темную воду, но складывалось впечатление, что ее что-то сдерживало и не давало выливаться наружу.

– Я хочу въехать, – сказала Сьюзен, – пустите меня.

– Сьюзен, не делайте этого, неужели вы не видите, что тут нет пола?! – удивился Джулиан.

– Тут есть пол, – опровергла его опасения женщина. – Это такая оптическая иллюзия. На полу лежит стекло. Не может быть, чтобы вы такого никогда не видели. Давайте я покажу, – с этими словами Сьюзен въехала в холл на инвалидной коляске. – Смотрите, – и она постучала по полу, раздался стук по стеклу.

– А стекло выдержит наш вес, если мы все зайдем на него? – с опаской спросил Майкл.

– Выдержит, такие полы делаются из толстого ударопрочного стекла, оно выдерживает тонну, а то и больше, – объяснила Сьюзен и тут же обратила внимание на картину. – Восхитительно! Ваш отец, Джонас, был гением! Именно он открыл новое направление и назвал его демоникой. Все картины Дионаса Прайса выглядят весьма натурально, словно они сейчас оживут на ваших глазах. Я готова удвоить сумму и дать 20 миллионов долларов за этот шедевр прямо сейчас.

– Миссис Макенви, аукцион будет через пару дней, – предупредил Джонас, – а пока что все это время я хочу, чтобы вы все стали постояльцами отеля «На краю света». Все комнаты наверху, выбирайте. Я принесу ваши вещи, миссис Макенви.

Гости стали подниматься на второй этаж, каждый со своим багажом.

– Вы не поможете мне донести чемодан наверх? – попросила Биби детектива Снэйпа.

– Конечно, – кивнул Эдвард и взял чемодан.

Выбрав комнату, Биби задержала полицейского:

– Может быть, вы поможете мне и дальше? – и игриво посмотрела на Эдварда.

– Это не входит в мои обязанности, мэм, – пошутил детектив и направился на выход из комнаты.

– Будете искать труп Прайса? – спросила вслед Биби, но детектив ничего не ответил. – Козел! – недовольно произнесла себе под нос женщина.

Закурив сигарету, Биби открыла чемодан и, достав из него набор для ванной комнаты, зашла в ванную. Проведя пальцем по поверхности раковины, Биби удивилась, она была чистой, словно тут кто-то провел генеральную уборку. Девушка открыла кран, и тут же потекла темная вода. Постоялица комнаты набрала ее в руки и понюхала, на удивление вода была без запаха и не красила руки. Биби почувствовала легкое покалывание ладоней, словно пьешь сильногазированный напиток, который «обжигает» горло, но только это ощущение было на коже рук. Участнице аукциона показалось это странным, но и одновременно забавным. В ванной комнате также как и в основной комнате номера были красиво оформлены углы и стыки стен. Они были окаймлены черным ажурным кружевом. Биби сочла это за лепнину.

Вечером все собрались в просторной гостиной второго этажа, где уже Майкл разжег камин. В шкафу со стеклянной дверцей стояли бутылки с коньяком, бренди, мартини и текилой. Так как в отеле не было обслуживающего персонала, постояльцы делали все сами. Лива и Паола принесли из кухни различную нарезку и фрукты. Все гости наполнили свои бокалы алкоголем и сидели на диванах возле камина, Джонас тоже был. Он все время осматривался, и ему казалось, что изменения до сих пор продолжаются, однако никаких звуков слышно не было. Парень чувствовал чье-то присутствие, кого-то постороннего.

– Джонас, чем вы так напуганы? – спросила Сьюзен, отпивая мартини. – С самого приезда вы словно сам не свой.

– Я не знаю, как вы все отнесетесь к правде. К моей правде, – честно сказал парень. – В свой первый визит в отель отца я был один и больше никто не сможет подтвердить моих слов и все то, что я видел до сегодняшнего дня.

– А что вы видели? – уточнила Лива.

– Здесь все выглядело обычно, не так как сейчас. Например, эти ажурные кружева на стыках стен, – сказал Джонас, глядя на стены, – их не было. Пол и водопад вообще за гранью фантастики. Я реалист и всегда размышляю трезво.

– У Дионаса Прайса потрясающе работает фантазия и чувствуется, что у него есть вкус ко всему, – оценил обстановку Джулиан. – И безо всяких сомнений ваш отец, Джонас, войдет в историю еще и как открыватель нового чуда света.

– Кстати, как вы его назовете? Вы уже придумали название? – спросил Флайман.

– Черный водопад Прайса, – не задумываясь, ответил Джонас.

– Логично, – язвительно заметила Паола. – Я не ожидала, что Дионас Прайс перенесет демонику в реальную жизнь, я имею в виду дизайнерское оформление здания внутри.

– Звучит странно из уст ценителя жанра демоники, – подловила Биби.

– Я весь день вспоминаю, откуда я слышал ваше имя, – вставился в разговор Майкл, обращаясь к Биби. – Это ведь вы были замужем за фармацевтическим магнатом Джей Джей Колтером?

– Да, – кивнула молодая женщина, – раньше я была Бэтти Уолт, но после развода я решила стать Биби Скаут, это своего рода «псевдоним», за которым я люблю прятаться. Мне надоело, что все только и говорят о том, что я была женой миллиардера Колтера. С новым именем я начала новую жизнь, решила покупать картины. Я считаю это правильное вложение. Предметы искусства никогда не выйдут из моды, и на них всегда будет спрос.

– Какие шедевры вы уже приобрели?

– Сказать по правде у меня есть только одна картина «Долина океанов» художника Малвина Мина, но я надеюсь, что последняя работа Дионаса Прайса станет вторым экземпляром, и можно будет говорить о таком слове, как коллекция. Знаю, пока звучит смешно и глупо, но все-таки, – с этими словами Биби закурила сигарету.

– А я специально хожу на все выставки и аукционы и покупаю последние работы известных современных художников, – произнес Флайман. – Истинные коллекционеры кипятком писают, когда я увожу из-под их носа долгожданный шедевр. Потом мне поступают звонки, чтобы я продал последнюю картину знаменитого современника. Я соглашаюсь и назначаю свою цену. Именно так я и сделал себе состояние.

– Теперь я уже стала жалеть, что продолжила увлечение своего мужа, – вздохнула Сьюзен и посмотрела на остальных гостей. – Мы попали с ним в автокатастрофу, он умер, а я выжила, но теперь никогда не смогу ходить, зато я всегда передвигаюсь на личном «транспорте», – с иронией сказала Сьюзен. – Раньше только Рэй занимался коллекционированием картин. Перед смертью он сказал, чтобы я не бросала его увлечение. Никогда бы не подумала, что у меня окажется чутье к шедеврам изобразительного искусства.

– Что насчет вас, юная леди? – спросил Майкл, глядя на Ливу. – Вы здесь самая молодая из всех участников аукциона, не считая организатора Джонаса Прайса. Неужели вы разбираетесь в живописи?

– Я приехала сюда по поручению своего дедушки. К сожалению, он парализован после инсульта и не может посещать аукционы и выставки. Самуил Ганделл был критиком живописи, специализировался на жанре готика. Так что новое направление под названием демоника его тоже заинтересовало, и он так увлекся им, что собрал 8 картин кисти Дионаса Прайса. Дедушка сказал, чтобы без последнего шедевра Прайса я не возвращалась, – улыбнулась Лива.

– Не думайте, юная леди, что если вы назвали имя известного критика, то вам сразу достанется последняя картина Дионаса Прайса, – с пренебрежением ответила Паола. – Я не собираюсь никому уступать.

– Паола, тут все на равных условиях, как сказал Джонас, так, что не стоит считать нас врагами. Все решит аукцион, – сгладил ситуацию Джулиан. – Может быть, вы поделитесь с нами своей жизнью?

– Я не собираюсь исповедоваться только потому, что являюсь участником аукциона, – все в такой же грубой манере ответил Паола. – Я хочу остаться темной лошадкой.

Майкл уже хотел рассказать о себе, как на мобильные телефоны гостей поступило sms-сообщение, содержание которого у всех было одинаковым: «Добро пожаловать в отель «На краю света». Вы прибыли на аукцион, но это будут необычные торги. Последнее творение Дионаса Прайса будет принадлежать тому, кого не коснутся изменения». При этом номер абонента ни у кого не определился.

– Что это значит?! – удивилась Биби. – О каких изменениях идет речь?!

– Джонас, вы являетесь организатором аукциона, – обратился к парню Флайман. – Вы ничего не хотите нам объяснить?

– Я знаю не больше, чем вы, – растерялся Джонас. – В мой первый приезд в отель отца я спрашивал дорогу у местного жителя. Так вот он предупредил меня о том, что эти места, где находится отель «На краю света» сильно изменились и продолжают меняться, и это все началось после появления моего отца в этих горах. Я не воспринял слова того мужчины всерьез и если быть еще честнее, я в них не поверил. Вернувшись в Нью-Йорк, я позвонил Шенон Райли в ее галерею «Арт Искус» и сказал об аукционе в отеле «На краю света» и о том, что я пришлю ей приглашения, чтобы она доставила их по назначению, то есть всем вам.

– Зачем вы вообще организовали аукцион здесь, а не в галерее в Нью-Йорке, как это было всегда? – накинулась на парня Паола.

– Вы были не против этой поездки, – ответил Джонас, – но как только вы прочитали это сообщение, то забеспокоились.

– Может быть, вы нас разыгрываете, Джонас? – спросила Сьюзен. – Может быть, ваш отец никуда и не исчезал? Он вас на что-то подговорил?

– Ничего такого не было, поверьте мне, – оправдывался парень. – Я не мог дозвониться до отца, сколько не пытался. Поэтому я и приехал в его отель, но здесь нет ни одной его вещи, и ничто не указывает на то, что его убили или похитили. Здесь нет ни одного следа. Я уже говорил все это детективу Снэйпу.

– Но в таком случае с чьего телефона отправили это странное сообщение? – не понимала Лива. – Этому должно быть какое-то разумное объяснение.

– Похоже, что номер телефона ни у кого не определился, – догадался Майкл. – Надо найти детектива Снэйпа и показать ему сообщение.

– Отличная мысль, – поддержал идею Джулиан.

Пока все гости сидели на втором этаже и рассказывали о себе истории, Эдвард зашел в мастерскую и стал все осматривать. Он делал то же самое, что и Джонас в свой         первый приезд, внимательно осмотрел мастерскую Дионаса Прайса. Как только детектив Снэйп взял в руки кисть, которая лежала на столике возле палитры, то ему показалось, что он услышал чей-то легкий шепот. Мужчина напряг слух и попытался разобрать слова. Но как бы он не старался, ничего не вышло, тогда полицейский посчитал, что ему просто показалось. В этот момент на его мобильный телефон пришло сообщение от анонима. «Не ищи», прочитал про себя Эдвард, при этом sms светилось приятным красноватым светом.

– Это что какой-то розыгрыш? – спросил детектив, выйдя в холл и обращаясь к постояльцам отеля, которые как раз спускались по лестнице. – Кто из вас отправил мне это сообщение?

– Вы о чем? – не понял полицейского Джонас.

– Я производил осмотр мастерской вашего отца и тут мне приходит это сообщение, – с этими словами Эдвард отдал телефон организатору аукциона.

– Не ищи, – прочитал вслух для всех Майкл, стоя возле парня, и удивился: – На наши телефоны тоже пришло одинаковое сообщение, но такого свечения не было.

– Я же говорю, тут происходят изменения, которых в мой первый визит не было, – еще раз сказал Джонас.

– Какие изменения? – удивился его словам детектив.

– Когда я приезжал в отель в поисках отца, здесь не было украшенных ажуром стен, пол был совершенно обычный, а водопад тек по-другому, – объяснил Снэйпу парень, но тут он вспомнил один момент. – Я вам могу кое-что показать.

После этого Джонас заскочил на диван и стал снимать картину, которая не двигалась с места.

– Видите, я не могу ее снять, точно так же, как и в тот раз. Словно картину что-то держит, поэтому я и организовал аукцион в отеле. Я не думал, что все в итоге получится так.

– Если бы не эти сложившиеся обстоятельства, то, как бы вы отдали последний шедевр Дионаса Прайса владельцу?! – поразилась Паола. – Это выглядит обманом!

– Это еще не все, – произнес Джонас и пошел на второй этаж, – мне нужен фотоаппарат.

Вернувшись, парень сфотографировал картину, в момент вспышки произошел точно такой же двойной эффект, как в первый приезд Джонаса в отель.

– Невероятно! – поразился Джулиан. – Как такое возможно!

– Я все время говорю, что все шедевры Прайса, словно живые! – восхищенно ответила Сьюзен.

– Чему вы восхищаетесь? – не понимал восторга женщины Флайман. – Чем ваш отец занимался вдали от всех помимо живописи, Джонас?

– Я не знаю, – растерялся парень, – я плохо знал своего отца. Я хорошо помню только одно, еще с детства, что он очень сильно чего-то боялся, но ни с кем этим не делился. Отец вел дневник, который запирался на ключ, который он всегда держал при себе и никогда не оставлял на видном месте. Один раз он уснул пьяный, а я решил найти ключ и прочитать его тайны. Я обыскал все и только потом понял, что ключ был зажат у отца в руке. Я попытался разжать кулак, но он проснулся и ударил меня. После этого случая мать увезла меня и запретила общаться с отцом. Когда ее не стало, отец забрал меня в Штаты. А теперь он куда-то исчез.

– Может быть, в таком случае стоит поискать дневник и ключ? – предложила Лива. – Прочтем и поймем его страхи и с чем имеем дело.

– Вы что с ума сошли?! – спросила Биби. У женщины было напуганное лицо, на нее произвели сильное впечатление последние события. – Вы как хотите, а я уезжаю!

– Биби, не говорите глупостей, вы не сможете уехать, так как здесь нет машин! – язвительно произнесла Паола. – Наш организатор постарался даже в этом! Все учли, не так ли, молодой человек?

– Мне плевать, я больше не собираюсь участвовать в аукционе, я уезжаю! – настаивала на своем Биби. – Дайте ключи от своей машины! – обратилась она к Джонасу.

– А как же я потом доберусь до аэропорта? – спросил парень.

– Я пришлю ее обратно! – заверила гостья.

Джонас сходил наверх в свою комнату за ключами от машины и отдал их Биби.

– Могли бы и сами предложить увезти меня отсюда! – сказала она, глядя на детектива Снэйпа, но тот стоял, молча.

Как только Биби открыла дверь и вышла на улицу, то не поверила своим глазам. Вся земля стала черной. Чернота распространялась со стороны водопада. Биби сошла со ступенек на землю и не увидела близлежащих гор, которые величественно возвышались в их приезд. В одну сторону, насколько хватало глаз, теперь было сплошное пустое поле, которое скорее напоминало пустыню с черным песком, а по другую сторону все также был обрыв. Подойдя к его краю, Биби не увидела плато, которое начиналось у подножия скалы, вместо него была черная бездонная пропасть, и из нее доносились какие-то приглушенные звуки, похожие на крики. Удивившись увиденному, женщина пошла в сторону водопада. Пропасть, куда падали потоки воды, стала гораздо больше, как и сам водопад, он стал шире. Диаметр пропасти двигался в сторону отеля, теперь друг от друга их отделяли меньше двадцати метров. От водопада исходили клубы пара, это говорило о том, что вода, по всей видимости, стала горячей.

– Что это такое?! – удивился Майкл. – Почему тут все так сильно изменилось?! Словно мы теперь находимся в другом месте!

– Должно быть, это все галлюцинации, – стала рассуждать Лива. – Возможно, это все из-за испарений от водопада. Он такой странный.

– Если это действительно так, то нам всем нужно покинуть это место, – сказал Джулиан.

– Отличная идея, – кивнула Биби, – я как раз собиралась уехать, – с этими словами женщина открыла дверь машины и, сев на место водителя, вставила ключ зажигания. Однако машина не издала ни звука.

– Попробуйте завести свой мотоцикл, – обратилась Биби к полицейскому.

Эдвард проделал то же самое, что и Биби, но у его транспортного средства была та же проблема.

– Чертовщина какая-то! – произнесла Паола.

– Такое впечатление, что мы находимся в одном сне, как будто нам всем снится один и тот же сон! – ответил Флайман.

– Вам не кажется, что мы словно в Бермудском треугольнике, только не на воде, а на суше? – спросил всех Джонас.

– Что вы имеете в виду? – уточнил детектив.

– Такое ощущение, что мы пропали, нас просто больше нет, пока не состоится аукцион, – выдвинул свою версию парень. – Вроде бы как это временное явление.

– То есть вы хотите сказать, что из этих мест вернется только кто-то один, а остальные исчезнут, как ваш отец? – догадался Майкл.

– Думаю, да, – кивнул Джонас.

– Ну и кто же это в таком случае из нас будет?! – истерично спросила Паола. – Кто будет в роли судьи и решит, кто должен остаться живым?!

– По всей видимости, за нас будут решать, – ответил Джулиан.

– Я спросила кто?! – более громким голосом повторила Паола.

– Судьба и некие высшие силы, сотворившие для нас эту иллюзию, – объяснил Джулиан.

– Я во всем разберусь, – уверенным голосом произнес детектив Снэйп и вытащил из кобуры пистолет.

– Думаете им воспользоваться? – для проформы уточнил Флайман.

– Конечно, но только в крайнем случае, – кивнул Эдвард и проверил обойму, которая была полной.

– Если у нас не завелись машина и мотоцикл, то не стоит рассчитывать на то, что ваш пистолет тоже в рабочем состоянии, – заметила Биби. – Попробуйте выстрелить.

Эдвард снял оружие с предохранителя и нажал на курок, предварительно подняв пистолет вверх. Но выстрела не последовало, что удивило полицейского. Он нажимал на спусковой крючок, но это не давало никаких результатов.

– Так я и думала, – сказала Биби.

– Но этого не может быть! – недоумевал детектив. – Мой пистолет всегда в рабочем состоянии!

– Но только не в этот раз! – язвительно заметила Паола и нервно рассмеялась. – Впервые вижу, чтобы заряженный пистолет стрелял одними осечками!

– Нам лучше вернуться в отель, – предложила Лива, – и поискать дневник Дионаса Прайса.

– Если мы не найдем ключ, то не сможем прочесть его, – вспомнил про ключ Джонас.

– Самое главное найти, а я открою, – заверил Эдвард и показал отмычку.

Все вернулись обратно в отель «На краю света» и стали искать дневник художника. Порывшись в мастерской отца, Джонас вспомнил одну важную вещь.

– Это бесполезная трата времени, – махнул он рукой. – Я уже пытался найти вещи отца в свой первый приезд и все мои попытки не увенчались успехом. Здесь нет ни одной вещи Дионаса Прайса, соответственно, мы также не найдем его дневник.

– Но кто-то отправил нам сообщения, – ответил Майкл, – остается только телефон вашего отца, так как никто из нас не смог бы этого сделать, потому, что мы все были вместе, кроме детектива Снэйпа, – после этих слов все посмотрели на Эдварда.

– Вы думаете, что я это сделал?! – удивился полицейский. – Зачем мне это нужно? Я ведь приехал сюда, чтобы расследовать исчезновение Дионаса Прайса! Это моя работа!

– Но кто-то ведь отправил, – поддержал Флайман Майкла. – Хотя можно установить функцию «АнтиАОН», тогда номер абонента будет скрыт. Как насчет этой версии?

– Сейчас я вам докажу, что это не мой розыгрыш, – с этими словами Эдвард полез в карман за мобильным телефоном, при этом бурча вслух, – какой-то бред, чтобы полицейский доказывал свою правоту и действия.

Когда телефон уже был в руках у детектива, дисплей оказался темным, и сколько мужчина не пытался его включить, у него ничего не получалось.

– Черт! – ругался детектив и тут же обратил внимание: – Он нагревается! Телефон становится все горячее и горячее! Ай!

Эдвард бросил мобильник, так как из него полилась горячая вода, которая обожгла ему руку. Вода продолжала вытекать на пол и шипеть, словно разлитая газированная вода.

– Что это такое?! – удивилась Лива. – Почему это произошло?!

– Я не знаю, – отрицательно покачал головой Эдвард, скривившись от боли. – Надо подставить руку под холодную воду.

Детектив и Лива пошли на кухню. Девушка открыла кран, откуда потекла темная вода. От струи шел пар, а это означало, что вместо холодной воды тек кипяток.

– Не понимаю, что происходит, – в отчаянии произнесла девушка, пробуя другой кран, но ситуация повторилась. – Почему течет один кипяток? Я сейчас, – и Лива пошла в сторону кладовки, которая исполняла роль холодильника, чтобы взять что-нибудь холодное и приложить к руке детектива Снэйпа. Но когда гостья открыла дверь, то из помещения пошел тухлый запах, все продукты были непригодны в употребление. В холодильнике не было холодно, так как в нем стояла температура гораздо выше комнатной.

– Нам надо покинуть отель, – сказал Эдвард, подходя к Ливе и тоже смотря на продукты. – Здесь творится что-то необъяснимое. Тут опасно находится.

– Но мы не сможем добраться до города, – отрицательно покачала головой девушка. – Вы ведь видели, как теперь выглядит эта местность. Если выйти отсюда, то уже обратно, по всей видимости, не вернешься. Скорее всего, все изменится, когда пройдет аукцион. Правда, если верить сообщению, то останется тот, кого не коснутся изменения, то есть останется только один человек.

– Надо найти подвал, – вдруг произнес Эдвард. – Здесь должен быть подвал.

Когда пара шла обратно, все гости уже стояли в холле. Биби обратила внимание на руку детектива.

– Почему вы до сих пор не обработали руку?

– Из крана течет только горячая вода, – на ходу объяснил полицейский и принялся искать дверь в подвал.

– Что вы ищите? – спросил Майкл.

– Дверь в подвал, – не поленился ответить мужчина и обратился к Джонасу, – мистер Прайс, где дверь в подвал?

– Его нет.

– В каком смысле? – не понял его детектив.

– В отеле нет подвала. Я его тоже искал в свой первый визит, но так и не нашел. Кстати, чердака тоже нет.

– В таком случае, как же здесь работают все системы коммуникаций?! Где они тогда находятся?! – удивилась Паола.

– Я не знаю, но в отеле все работает, – заверил Джонас.

– Послушайте, Джонас, чего именно боялся ваш отец? – неожиданно спросила Сьюзен. Она все время смотрела на картину, сидя в инвалидной коляске.

– Понятия не имею, – пожал плечами парень.

– Мне, кажется, я поняла, – с улыбкой ответила Сьюзен. – Он боялся мистера Блэкмэна, посмотрите на картину.

– Сьюзен, это всего лишь расписанный красками холст, – сказал Майкл. – Что мы должны на нем увидеть, кроме Дионаса Прайса и какого-то мистера Блэкмэна? Или ты думаешь, что надо сделать на что-то акцент?

– На Блэкмэна, – кивнула женщина. – Он является частью темного или нет, скорее он и есть это темное. Дионас Прайс назвал свое направление в живописи новым словом демоника. Если ты чего-то боишься, то должен столкнуться со страхом лицом к лицу. Ты должен побороть его. Последнее время ваш отец, Джонас, писал мрачные, но гениальные картины, его работы получали отличные отзывы, их покупали и ждали новый шедевр. Но, похоже, написав эту картину, что-то пошло не так. Дионас Прайс исчез, но мы можем видеть его на этом полотне. Должно быть это автопортрет.

– Это не автопортрет, Сьюзен, а просто картина, – ухмыльнулся Майкл. – И что с того?

– Но на автопортрете всегда изображен только один человек и это сам художник, автор творения, – осенило Ливу.

– Вот именно, – согласилась с ней Сьюзен.

– Сьюзен, почему ты решила, что это автопортрет? Вовсе необязательно, чтобы автопортрет становился последним творением художника, – не понимал Майкл.

– Необязательно, – кивнула женщина. – Но как тогда объяснить присутствие на картине мистера Блэкмэна, когда он явно является на ней посторонним? Его тут и быть не должно. Мы же все видели эффект при фотографировании последней работы Дионаса Прайса. Хотя я могу ошибаться, ведь это жанр демоника. К тому же, как все-таки объяснить исчезновение самого художника?

– Этим занимается детектив Снэйп, – произнес Флайман и осмотрелся, но нигде не увидел полицейского. – А где наш сыщик?

– Детектив Снэйп, – позвала Эдварда Биби.

– Его мотоцикл на месте, – сказал Джулиан, подойдя к окну.

– Как мы могли его просмотреть? – удивилась Паола.

– По всей видимости, детектив все же нашел подвал, – заметил Майкл.

– В таком случае, почему он не откликается? – спросила Лива. – Здесь относительно тихо и он бы все равно нас услышал.

В это время на картину смотрела только Сьюзен, и прямо на ее глазах последнее творение Дионаса Прайса увеличилось в размере. Теперь на холсте был изображен мужчина с вытянутым от страха и крика лицом, только оно уже было темным.

– Невероятно! – произнесла Сьюзен.

– Что случилось? – спросили все, подходя к ней.

– Вы только посмотрите! – указала на картину женщина.

– Она увеличилась, и изображение изменилось! – сразу же заметил Флайман.

– Этого не может быть! – поразилась Биби.

– Это что детектив Снэйп?! – спросил Майкл, вскочив на диван и присматриваясь.

– Наверно, только на него он мало, чем похож! – произнесла Паола. – Никакого сходства нет! Вернее, лица не понять под этой маской страха!

– Надо найти Эдварда, – предложила Лива, – давайте разделимся и все здесь обыщем.

– Слушайте, не стоит этого делать, – остановил всех Джонас, – мне только сейчас пришло в голову, что в этих местах может орудовать маньяк. Что если это все его рук дело?

– А как вы тогда объясните то, что творится вокруг нас?! – требовательным голосом спросила Паола.

– Галлюциногены могут летать в воздухе или они попали в наши организмы через еду или воду, – объяснил Джонас.

– Он прав, – кивнула Биби, быстро обдумав слова организатора аукциона. – Мы все ели и пили и дышим одним воздухом. Надо уничтожить все продукты, хотя, что мы будем есть?

– Не нужно ничего уничтожать, все продукты и так непригодны в пищу, – ответила Лива. – Когда мы пошли с детективом Снэйпом на кухню, то из крана текла только горячая вода, и я решила взять из холодильника что-нибудь холодное, но открыв дверь, стало сразу понятно, что продукты испортились. Все протухло. Так что без еды и воды мы тут долго не протянем. Мы словно на необитаемом острове или в океане.

– А вернее было бы сказать, что мы в психушке! – язвительно ответила Паола.

Пока все гости находились в холле и обсуждали картину, детектив Снэйп искал дверь, ведущую в подвал. Его поиски увенчались успехом, он нашел проем, который почему-то был замурован, и виднелась только светящаяся красноватая окантовка двери. Эдвард решил пробить кладку, закрывающую подвал. Но как только он коснулся рукой стены, чтобы понять, чем замурована дверь, полицейский уже не смог убрать руку, она словно была приклеена. Мужчина хотел позвать на помощь, но не смог произнести ни звука. По ту сторону стены его схватила чья-то темная рука, она была такой горячей. Эдвард в мгновение ока оказался в темном подвале.

– Простой смертный, – раздался незнакомый мужской приятный голос, – ты отважный, но любопытный, а потому глупый. Два этих качества губят людей, хуже денег. Мне не нужны твои страхи, мне нужна твоя душа, – с этими словами Блэкмэн открыл рот и стал высасывать из детектива душу, при этом у мужчины сильно вытянулось лицо от страха и крика. Его изображение появилось на картине Дионаса Прайса, а также изменилось название на «Многоликость безумия». Однако на этот факт никто не обратил внимания, но все гости сразу заметили присутствие на картине нового изображения.

– Нам надо сваливать из отеля! – сказал Джулиан и стал подниматься по лестнице на второй этаж. – Вам лучше тоже пойти и начать собирать свои вещи.

– Не стоит этого делать, – остановила всех Лива.

– Почему? Вы что боитесь? – спросил девушку Майкл. – Стоит бояться своего внутреннего врага и тех страхов, которые он может принести, а не того, что происходит вокруг вас, которому всегда находится какое-то логическое объяснение.

– Я не успела распаковать свои чемоданы, и потому буду искать детектива Снэйпа, – ответила девушка и пошла в сторону кухни.

– Как знаете, – пожал плечами Майкл и тоже направился на второй этаж вслед за Джулианом, остальные участники аукциона последовали его примеру.

Сьюзен так и осталась сидеть в коляске в холле отеля и смотреть на картину. Она, молча, и с улыбкой изучающе рассматривала шедевр Дионаса Прайса и иногда переводила взгляд на пол, где прямо под ней клокотали мощные потоки воды.

– Ты ведь удивишь меня? – негромко спросила Сьюзен, глядя на картину.

Джулиан первым поднялся на этаж в свою комнату и, не глядя, закрыл входную дверь, за которой стоял огромный медведь с горящими красными глазами. Точнее это была шкура, которая все время лежала на полу возле камина. Джулиан вытащил из шкафа чемодан и положил его на кровать. В этот момент он почувствовал, что за его спиной кто-то стоит. Повернувшись, мужчина оцепенел от страха и закричал только тогда, когда медведь схватил его лапами и поднял вверх. Хищник кинул Джулиана на пол и стал царапать его живот длинными когтями. Гость кричал не своим голосом от жуткой боли и страха. В конце концов, его лицо также вытянулось от крика, как и лицо детектива Снэйпа, и душа Джулиана поглотилась через открытую пасть медведя.

Крик Джулиана слышали все постояльцы отеля «На краю света», но как только все, кроме Ливы, Сьюзен и Майкла, вбежали в его комнату, то никого не увидели. На кровати все также лежал чемодан, а на полу обычная шкура медведя, ни крови, ни каких-либо следов борьбы, ни Джулиана в комнате не было.

– Что происходит? Где Джулиан? – спросил Флайман.

– Мистер Рафтер, – позвал гостя Джонас. – Мистер Рафтер, вы здесь? – еще раз позвал парень, заглядывая в ванную комнату. – Здесь никого нет.

– Странно, – задумчиво произнес Флайман, глядя на чемодан, – чемодан и вещи здесь, а хозяина нет.

– Почему стихли крики?! – удивилась Биби. – Он так кричал!

– Возможно, он также исчез, как и Дионас Прайс, и детектив Снэйп, – язвительным голосом заметила Паола. – Тут нет следов крови и борьбы, видимо, кто-то уже успел убраться.

– Паола, почему вы так не любите людей? Почему вы так к нам относитесь? – спросила Биби.

– Я ничего не обязана объяснять! – огрызнулась Паола. – Из-за вас, молодой человек, я попала в ужасную ситуацию!

– Но вы здесь не одна, – вставилась Биби, – нас всех ждет одна и та же участь. Или может быть всех, кроме вас? Вы ведь сами сказали, что хотите остаться темной лошадкой.

– Верно, – согласился с ней Флайман, – в таком случае, пусть Паола остается одна и больше не разговаривает с нами. Уходите, – обратился Флайман к Паоле.

– Давно мечтаю покинуть это место! – с язвительной ухмылкой произнесла Паола. – Мне не нужны вещи! – с этими словами женщина пошла к лестнице. Все, кто тоже были в это время в комнате Джулиана, последовали за ней. Как только Паола сошла с нижней ступеньки, то под ее ногами не оказалось стекла, которое выполняло функцию пола, и женщина провалилась в воду, затем на этом же самом месте снова появилось стекло. Флайман, Джонас и Биби быстро спустились вниз, но оставались на лестнице, чтобы помочь вытащить Паолу.

– Как она там оказалась?! Тут есть стекло! – не понимала Биби.

– Надо его чем-нибудь разбить! – посоветовал Флайман.

– Я видел наверху кладовку, может быть, там есть молоток? Я схожу! – ответил Джонас.

Он хотел уже подняться на второй этаж, как заметил красноватое свечение в воде. Все смотрели, как свет все усиливался и поднимался снизу к Паоле, бившей руками по стеклу. Когда свечение достигло верха, то лицо женщины вытянулось и исказилось от страха, а ее тело словно растворилось в темной воде.

– Это было бы бесполезное занятие, – услышали постояльцы голос Сьюзен, которая все это время сидела в коляске в холле.

– Что вы имеете в виду? – не поняла ее Биби.

– Спасать Паолу, – объяснила Сьюзен и показала на картину, – смотрите.

Джонас проверил на прочность пол в том месте, где провалилась Паола, наступив одной ногой.

– Все нормально, можно наступать, – заверил парень, и остальные гости шагнули на стеклянный пол.

Подойдя к Сьюзен, Флайман, Джонас и Биби увидели на картине два новых изображения. Лица ничем не отличались от лица детектива Снэйпа, они также были вытянутыми от страха и крика, и в них также было сложно узнать Джулиана и Паолу, единственным отличием были изображения их смертей. В это время Джонас обратил внимание на название картины и, вскочив на диван, прочитал вслух:

– Многоликость безумия. Теперь шедевр моего отца называется «Многоликость безумия».

– Здесь изображена смерть трех людей, и картина еще увеличилась в размере, – сказала Биби. – Похоже, мы все станем героями этого творения, а последний оставшийся из нас продаст его за огромные деньги! Не так ли, Джонас?!

– Вы что решили заменить собой Паолу?! – удивился парень. – Откуда вы знаете, что я останусь в живых, а не вы или Флайман или кто-то еще?! Здесь еще хватает претендентов!

– Блэкмэн удивил меня, я спросила его, и он выполнил мое желание, – вставилась в их перепалку Сьюзен.

– О чем вы говорите? – не понял ее слов Флайман.

– Похоже, у нее крыша поехала, – негромко ответил Джонас, – вы посмотрите, она сидит и восторгается картиной моего отца.

– Ладно, пусть остается здесь возле картины, – махнул рукой Флайман, но тут он вспомнил про Майкла. – А где Майкл?

– Он должен быть в своей комнате, собирает вещи, – успокоил Джонас, – хотя этот душераздирающий крик мистера Рафтера не должен был оставить его равнодушным. Наверно, что-то случилось.

– Я пойду, найду Майкла, – предупредил Флайман, – а вы поищите Ливу.

Флайман пошел на второй этаж, а Джонас и Биби отправились в мастерскую. Сьюзен осталась сидеть в холле.

Когда Майкл зашел в свою комнату, то его взгляд сразу упал на зеркало, где мелькал красноватый кружок, словно кто-то наводил на зеркало луч лазерной указки. Этот кружок мелькал как солнечный зайчик и манил подойти к зеркалу ближе. Как только Майкл остановился перед зеркалом, красноватый солнечный зайчик стал мелькать как маятник и тем самым загипнотизировал постояльца номера. Ажурные узоры, что украшали углы стен, переместились на потолок как раз над Майклом. Нити опустились и опутали руки и тело мужчины, словно он стоял среди натянутых струн.

Когда Флайман постучал в дверь и открыл ее, то первое, что он увидел, как Майкла разрезало на мелкие части какими-то нитями, свисавшими с потолка, а в зеркале появились два красных глаза и со вспышкой исчезли. Флаймана настолько потрясло увиденное, что он бросился к лестнице с вытаращенными от страха глазами. Пока он спускался, здание отеля сильно протрясло. Пропасть, куда падали потоки водопада, стала еще больше и достигла отеля, что вызвало своего рода локальное кратковременное землетрясение.

Выбежав на улицу, Флайман увидел, что водопад стал еще шире, а пропасть добралась до отеля и вода размывает землю и фундамент. Даже не вспомнив про Джонаса и Биби, мужчина побежал прочь от этого места в пустыню с черным песком. Он бежал до тех пор, пока за его спиной не раздался какой-то странный звук. Обернувшись, Флайман увидел, как пространство и воздух колыхнулись кругами, словно на поверхность воды упала капля или как будто кто-то дотронулся пальцем до вязкой тягучей массы. Мужчина понял, что вбежал куда-то. В этот момент он услышал незнакомый приятный мужской голос.

– Ты станешь моим очередным экземпляром, Флайман. Ты будешь запертым странником забвения и вечности. Ты станешь проводником пустыни.

– Кто ты?! – испугался мужчина.

– Меня зовут Блэкмэн, я творец темной вечности, я вселяю страх и представляю настоящую реалию безумия. Я не галлюцинация или вымысел, я ожившая паранойя Дионаса Прайса, я часть его внутреннего мира.

– Зачем тебе все это?

– Темная сторона и безумие тоже имеют право на существование в этом мире, а не только в вашем подсознании. Я не должен быть фобией, я должен быть реалией, которой я и являюсь. В вашем мире все решают деньги, но для меня ценна власть, которая отлично управляет страхом и способна подчинить любого, главное найти вашу слабость. Вы люди наивны по своей природе, вы ищите только выгоду, именно это вас и губит, как с вашей прибывшей сюда компанией.

– Ты думаешь, что нас никто не станет искать, Блэкмэн?

– Именно это мне и нужно, – после этих слов голос Блэкмэна затих.

– Выпусти меня отсюда! – прокричал Флайман. – Верни меня обратно!

Флайман побежал в сторону отеля, но, сколько бы он не бежал, здание так и не появлялось на горизонте.

Джонас и Биби еще раз осмотрели и обошли мастерскую Диониса Прайса, но не нашли Ливу.

– Может быть она на кухне? Или вышла на улицу? – предположила Биби.

– Не будем разделяться, пойдем вдвоем на кухню, потому что, если Лива вышла на улицу, то она может уже и не вернуться, – вынес вердикт Джонас.

И пара пошла на кухню. Лива искала детектива Снэйпа и зашла на кухню, где была открыта дверь холодильника. В последний раз она была закрыта, девушка хорошо это помнила, так как сама закрывала ее.

– Детектив Снэйп, это вы? – позвала полицейского Лива.

– Лива, помоги мне, – услышала знакомый голос девушка и поспешила.

Как только она заглянула в кладовку, которая исполняла роль холодильника, начал мигать свет. В освещенные мгновения Лива видела детектива Снэйпа, по крайней мере, ей так казалось. Но оказавшись в холодильнике, дверь захлопнулась.

– Эй, это что какая-то шутка? – спросила девушка и попыталась открыть дверь, но все было тщетно. – Детектив Снэйп, если это вы, то откройте, пожалуйста, дверь. Это не смешно.

Спустя несколько секунд Лива почувствовала, что в холодильнике становится жарко, некоторые упаковки и банки начали лопаться, а лампочка, освещающая помещение, стала менять свет на красноватый.

– О, боже, нет! – испуганно произнесла Лива и стала стучать в дверь, и дергать ручку. – Откройте дверь!

Джонас и Биби услышали крики девушки и открыли дверь. Но как только они сделали это, Лива взорвалась.

– Что это?! – закричала от ужаса Биби, вытирая лицо от крови. – Я больше так не могу!!! Это уже слишком!!!

Джонас стоял оцепеневшим от страха и ничего не мог произнести.

– Нам надо убираться отсюда!!! Пошли!!! – толкала парня Биби. – Приди в себя!!! Слышишь меня!!!

– Надо закрыть дверь, – подал голос парень.

– Зачем?! – не поняла его Биби и повторила. – Идем отсюда!!!

– Так будет надежнее, – не отступал от своего парень и хотел закрыть дверь, но у него ничего не получилось. – Здесь должна быть кнопка, помогающая закрыть дверь, – но как только Джонас нажал на кнопку, сверху выехала другая дверь и сработала, как лезвие гильотины, перерубив Джонаса пополам.

Крича от страха и охватившего ужаса, Биби выскочила из кухни с вытаращенными глазами, но она уже не могла узнать обстановку отеля, все выглядело так, словно она находилась где-то под землей или в пещере. Дышать стало очень трудно, в помещении стояла духота и чувствовалась высокая температура воздуха. Биби бежала по коридору, где горел красноватый свет, и тут она выбежала в круг, где в инвалидной коляске сидела Сьюзен и смотрела на картину, которая сильно увеличилась в размере. Последняя работа Дионаса Прайса как будто парила в воздухе, но оставалась на месте.

– Сьюзен, слава Богу, вы живы! – с облегчением выдохнула женщина и положила руки на поручни коляски. – Я думала, что осталась одна! Что тут творится?! Вы можете что-нибудь понять?! Все меняется без каких-либо звуков! Когда уже закончится это безумие?!

– Безумие не может закончиться, оно только набирает обороты, – вдруг произнесла Сьюзен. – Об этом заботится Блэкмэн.

– Сьюзен, да очнитесь, вы, наконец! – пыталась призвать к рассудку Биби. – Посмотрите на все происходящее трезвым взглядом! – но увидев, что это бесполезно, женщина осмотрелась и добавила. – Ладно, черт с вами! Сейчас самое главное выбраться отсюда! Куда идти?!

Перед Биби появились три темных прохода, которое брали начало из круга.

– Хорошо, начнем по порядку слева направо, – сказала она себе и пошла по первому проходу, который больше напоминал тоннель, толкая впереди себя инвалидную коляску со Сьюзен.

Биби шла по тоннелю, где эхом раздавались ее шаги, ее частое от страха дыхание и скрип колес инвалидной коляски. Освещение было очень тусклым и красноватым, женщина постоянно прислушивалась и оглядывалась назад, но впереди и сзади была только одна темнота. Пройдя еще несколько шагов, Биби услышала какой-то странный шум. Она не могла понять, с какой стороны движутся непонятные звуки. Через пару секунд женщина поняла, что это была вода. Развернув коляску, она побежала в обратную сторону. Биби показалось, что она бежала целую вечность, тоннель никак не заканчивался. Откуда-то сверху на нее капала вода, она попадала на тело участницы аукциона и шипела, оставляя следы, как от ожога. Темная вода была очень горячая. Биби визжала от боли и страха, она боялась, что уже больше не выйдет из тоннеля, но в итоге он кончился, и женщине пришлось забегать во второй проход. Когда она на долю секунда подумала, что находится в безопасности, она обернулась и увидела, как из первого тоннеля на круг выплеснулась волна горячей воды. Еще больше обезумев от страха, Биби поспешила вглубь второго прохода, однако вода не потекла. Чуть сбавив шаг, женщина облегченно выдохнула и стала вглядываться впереди себя. Сьюзен все время молчала. Второй проход показался гостье отеля «На краю света» более узким, чем первый. Чем дальше она шла по тоннелю, тем уже он становился.

– Почему он становится узким? – подумала про себя женщина и решила разворачиваться обратно.

Как только она начала это делать, то услышала сильный треск, словно где-то рядом разламывалась скала. Биби со страхом протянула руку в сторону, где находилась стена и нащупала трещины, которые появлялись очень быстро. В мгновенье ока тоннель озарился оранжевым светом, который исходил из образовавшихся трещин.

– Что происходит? – спросила вслух женщина. – Эй, тут есть кто-нибудь?

После этих слов из трещин стали вылезать руки и хватать Биби. Когда они касались одежды или кожи, то как и вода оставляли ожоги. Биби стала рваться к выходу, но сделать это уже было сложно, руки хватали женщину, но она вырывалась. Сьюзен даже не пыталась помочь Биби, на удивление руки ее не трогали, им была нужна Биби.

– Оставьте меня!!! – кричала женщина, пробиваясь к выходу из тоннеля. Когда ей все-таки удалось выбраться из прохода в центр круга, она обратилась к Блэкмэну. – Кем ты себя возомнил, Блэкмэн?! Тебе придется изрядно постараться, чтобы сломить меня!!! Я просто так не сдамся и Сьюзен тебе не отдам!!! Я не хочу быть в твоей коллекции!!! – с этими словами Биби побежала в третий тоннель, толкая перед собой коляску со Сьюзен.

Женщина шла по коридору и поочередно держалась за ожоги одной рукой, кривясь при этом от боли.

– Он нас не получит, Сьюзен! Мы выберемся отсюда! Верьте мне! – произнесла Биби.

Пока она шла, то обратила внимание, что ее обувь нагревается.

– Что на этот раз?!

И тут Биби увидела, как из глубины тоннеля в ее сторону движется по полу огонь. Точнее это была полоса огня, которая занимала всю ширину прохода.

– Боже, только не это!!! – в ужасе сказала Биби и, быстро развернувшись, побежала на выход. – Что тебе надо от меня?! – в отчаянии прокричала Биби, глядя в пустую темноту. – Хочешь показать свое превосходство?! Хочешь сказать, что отсюда нет выхода?! Ты всего лишь плод больной фантазии, Блэкмэн, ты выдумка!!!

– Бедная Биби, – раздался спокойный незнакомый приятный мужской голос, – ты так устала прятаться от самой себя, что сама загнала себя в угол. Посмотри на себя, ты даже боишься на долю секунды заглянуть правде в глаза. Ты приехала сюда, чтобы потратить не свои заработанные деньги. Твой муж оказался умнее тебя и поступил весьма мудро, разведясь с тобой. О твоих грехах известно не только твоему бывшему мужу и мне. Тебя задело, что окружение Джей Джей Колтера не приняло тебя, ведь все говорили твоему мужу о твоих изменах и в итоге он подловил тебя, уговорив своего адвоката на ночь с тобой. Про последствия ты уже знаешь.

– Замолчи!!! – прокричала Биби.

– Ты так рвешься к выходу, что я готов показать тебе его.

После этих слов стеклянный пол, на котором все это время стояли Биби и Сьюзен, исчез. Мощные потоки воды разверзлись, и Биби упала в огромный, словно чаша, котел с кипящей водой. Женщина кричала не своим голосом и пыталась выбраться, но ей не давали этого сделать руки, которые держали ее и возвышались над поверхностью воды. Спустя несколько секунд вода загорелась, и мощные клокочущие потоки водопадной воды вновь заволокли все пространство, спрятав под собой Биби. Сьюзен так и сидела в инвалидной коляске, под которой вновь появился стеклянный пол. Женщина сидела в центре темного круга и смотрела на картину. В этот момент Блэкмэн обратился к ней.

– Я выбрал тебя, Сьюзен, так как только ты можешь быть преданной и благодарной мне. Ты вернешься в Нью-Йорк и объявишь об игре, условием которой является найти пропавший шедевр Дионаса Прайса, стоимость которого достигает десятки миллионов долларов. Мне нужны новые жертвы, Сьюзен, и ты станешь их поставщиком. В твоей преданности я не сомневаюсь, так как в этом мире тебя больше ничего не держит, кроме твоей одержимости к восхищению безумия, то есть мной. Остальные смертные такие предсказуемые и им чужда преданность, они уже разучились ценить это качество, они разучились быть благодарными, но ты такой будешь. Я дарю тебе возврат к полноценной здоровой жизни на своих ногах, ты снова будешь ходить, и тебя больше не коснутся никакие болезни. Твое время начинается сейчас, – с этими словами Сьюзен поднялась в воздух с инвалидной коляски и, зависнув на какое-то мгновение, она почувствовала нестерпимую боль в спине и потеряла сознание.

Сьюзен очнулась на полу в холле отеля «На краю света», на ее лицо падали лучи солнца. Женщина осмотрелась вокруг и не узнала обстановку, все выглядело вполне обычно. На стенах обычная бежевая краска, на полу обычная плитка, никакого стеклянного пола, никаких ажурных узоров в углах стен. Сьюзен осторожно встала на ноги и улыбнулась, глядя на картину, которая была большого размера, и на ней было изображено восемь смертей, а на переднем плане все также стояли Дионас Прайс, а за его спиной мистер Блэкмэн. Сьюзен продолжала смотреть на последнее творение художника, пока оно не стало невидимым. Последними погасли красные глаза Блэкмэна.

Сьюзен вышла на улицу, где тоже все было как обычно. Светило солнце, вокруг все также величественно возвышались горы, и все также был обрыв, с которого открывался прекрасный вид на долину. Женщина услышала шум воды и подошла к водопаду, который выглядел, как все водопады мира, правда, вода так и осталась темного цвета, а потоки воды падали вниз и текли по долине.

– Я жду, Сьюзен, – раздался голос Блэкмэна.

Женщина села в припаркованный автомобиль Джонаса, где остался ключ зажигания, и поехала в аэропорт.

… Два дня спустя.

– Эй, Чарли, смотри, это только что прислали на электронную почту, – позвал друга Стэнли.

– Что это?

– Игра «День безумия», вход бесплатный, начало в 18:00 по местному времени 19 июня в среду. С вас требуется оплата за билеты на самолет в штат Вайоминг до аэропорта Jackson Hole, где вас встретит лимузин. Место проведения игры «День безумия» – отель «На краю света». Целью игры является найти пропавшую картину Дионаса Прайса, ее стоимость оценивается в десятки миллионов долларов, – прочитал текст письма Стэнли и тут же спросил: – Сыграем?

– Странно все это, – пожал плечами Чарли, – приз – картина за миллионы долларов? Не знаю. В принципе, что мы теряем? – рассуждал он вслух.

– Ну что мы согласны?

– Да.

– Круто, нас ждут большие бабки! Оу! – радостно воскликнул Стэнли и нажал на кнопку «Принять условия игры».

 

 

 

– Приятно осознавать, что кто-то может быть преданным и одновременно благодарным, как Сьюзен, – ответил Рой. – Конечно, после этой истории, вы не перестанете мучиться фобиями и не станете больше доверять своим глазам и людям, но все-таки. Помните, что не стоит гоняться за шедеврами безумия, иначе оно вас поглотит. Предметы искусства обладают некой коварностью и скрытой силой, о которых многие не знают и даже не догадываются. Думаю, теперь вам стоит переключить свое внимание на хорошее поведение. Я уверен, что вы умеете хорошо себя вести, и не совершаете такого поступка, как воровство. Но если это не так, то прочитайте наш следующий рассказ «Куколка», в котором вы узнаете, что за все в этой жизни надо платить.