Букет

Окленд штат Калифорния.

Мужчина пятидесяти лет в синем комбинезоне ходил по кладбищу между могил и собирал свежие букеты цветов. В последнее время Сэт Луисвуд решил поправить свое денежное положение и наладил небольшой бизнес по поставке цветов в цветочные магазины. Хозяева не знали, откуда Сэт привозил все эти цветы. Он старался собирать букеты, пока они не успели простоять долго на солнце, но если такое случалось, мужчина быстро приводил в порядок такие цветы. Поначалу Сэту было немного не по себе собирать цветы с могил, иногда сборы сопровождались усилением ветра, громким скрипом деревьев и как иногда казалось Сэту стонами из-под земли. Каждый раз мужчина как будто ощущал на себе чье-то прикосновение, и у него создавалось впечатление, что на него всегда кто-то смотрит. Со временем эти ощущения притупились, но не пропали.

– Доброе утро, Кэти, – поздоровался Сэт с хозяйкой цветочного магазина, занося очередную партию цветов.

– Здравствуйте, мистер Луисвуд, – ответила Кэти. – Какие красивые цветы! Где вы их заказываете?

– У всех есть надежные люди, Кэти, также и у меня, – отговорился Сэт.

– Оплата такая же, как и всегда? – уточнила девушка.

– Да, как всегда, – кивнул мистер Луисвуд.

Кэти отсчитала нужную сумму и протянула деньги. Когда поставщик ушел, девушка осмотрела каждый букет и осталась довольна. У Кэти почему-то не было привычки нюхать цветы. Иногда ей казалось, что в воздухе пахнет чем-то необычным, но Кэти списывала это на смесь множества ароматов и не придавала этому значения.

– Привет, сестренка, – поздоровался Шон. – У тебя новая поставка. Какие цветы тебе привезли?

– Розы, гвоздики, лилии, каллы, хризантемы.

– Тебе не кажется, что в последнее время тебе больше привозят гвоздики?! – удивился брат. – Может, тебе сменить поставщика?

– Шон, давай я буду решать, какие цветы мне продавать в моем магазине, – недовольно произнесла Кэти.

– А разве это не наш семейный бизнес?!

– Бизнес считается семейным, если одним делом занимаются из поколения в поколение. В нашем случае цветами занимаюсь только я и всего второй год. Наш папа держит бар, мама занимается пошивом на дому, ты работаешь менеджером в спортивном магазине, а я держу цветочный магазин. Поэтому цветочный бизнес мой. Единоличность победила. Как видишь, Шон, все мы занимаемся разными делами, – не поленилась объяснить Кэти.

– Как скажешь, сестренка, – не стал заострять на этом внимание парень. – Я сегодня приглашен на ужин к Анжеле. Так что мне нужен букет.

– Тогда тебе нужны розы. Я как раз собрала подходящий букет, как чувствовала, что ты сегодня зайдешь. Сейчас принесу, – и Кэти скрылась в подсобном помещении. Через минуту она вернулась с розовыми розами, букет выглядел очень красиво. Как только Шон взял цветы, то почувствовал какой-то странный запах.

– Чем это пахнет?

– Ты находишься в цветочном магазине, братец. Чем тут, по-твоему, должно пахнуть? Здесь несколько десятков букетов и все источают благоухание, плюс зелень. Я уже привыкла и не замечаю. Твоей новой подружке должно понравиться. Господи, когда ты уже определишься?

– Чтобы определиться, сначала нужно хорошо поискать. К тому же выбор есть всегда и я не хочу торопиться.

– Дело твое.

– Ладно, я пойду. Пока.

– Хорошего вечера.

Шон снимал квартиру, и вот сейчас он пришел, чтобы приготовиться. Парень хотел произвести хорошее впечатление на родителей Анжелы. В последнее время он менял девушек слишком часто. Каждый раз находился какой-то предлог для расставания. Как правило, Шон знакомился с девушками либо в баре у отца, либо в магазине, в котором работал. С Анжелой Шон познакомился, когда она пришла в спортивный магазин со своим племянником, чтобы выбрать велосипед. Слово за слово они разговорились, познакомились и стали встречаться. Девушка предложила прийти к ней в гости после двух недельных прогулок.

В половине девятого вечера Шон стоял возле двери дома семьи Браун и позвонил. Дверь открыл Роберт Браун.

– Здравствуйте, вы должно быть мистер Браун отец Анжелы, – поздоровался парень, – я Шон.

– Здравствуй, Шон, – кивнул мистер Браун, – Анжела говорила, что ты придешь. Что ж заходи.

Шон вошел в дом, из гостиной вышла Анжела. Парень протянул ей букет.

– Привет! Какие красивые! – обрадовалась девушка, но, почувствовав странный запах, она промолчала, чтобы не создавать неловкую ситуацию. – Вижу, ты уже познакомился с моим отцом.

В этот момент к ним вышла мать Анжелы.

– Шон, познакомься, это моя мама Грета.

– Добрый вечер, – поздоровалась женщина и обратила внимание на цветы, – какой необычайно редкий цвет. У вас отличный вкус, молодой человек.

– Рад знакомству, миссис Браун, зовите меня Шон.

– В таком случае, пройдемте в столовую уже все готово, – пригласила гостя хозяйка.

– Скажи, Шон, чем ты занимаешься? – спросил Роберт, когда все уселись за стол.

– Папа, я ведь уже говорила, – сказала Анжела.

– Ну и что? Я хочу послушать твоего парня.

– Я работаю менеджером в спортивном магазине, предлагаю людям велосипеды и другие спортивные товары.

– Ты всю жизнь собираешься там проработать?

– Вообще-то нет, сэр, – немного растерялся парень, – но пока что этот вариант меня устраивает. Продажи идут, людям нравится, как я их обслуживаю.

– А чем занимаются твои родители? – поинтересовалась Грета.

– Мой отец держит бар, мама шьет, а у сестры свой цветочный магазин.

– Хм, – хмыкнул мистер Браун, – то есть ты не потратил ни цента на букет моей дочери. Как экономно, когда кто-то из твоих родственников держит какой-нибудь магазинчик, в данном случае цветочный.

– Роберт, не надо, – одернула мужа женщина.

– Почему? Я вот не хочу, чтобы моя дочь связалась с парнем, который будет экономить и чего-то выгадывать. Это характеризует не с лучшей стороны.

– Мистер Браун, я нормально зарабатываю, мне вполне по средствам такой букет, если вы переживаете, что я бы его не осилил. Я из приличной семьи, меня хорошо воспитали и у меня есть образование. Я познакомился с вашей дочерью, которая пригласила меня на ужин, но я почему-то чувствую себя здесь лишним. Думаю, мне лучше уйти. Я рассчитывал на гостеприимство и ваше радушие.

– Именно такого гостеприимства ты и заслуживаешь, приятель! – презрительно произнес хозяин дома. – Если тебя что-то не устраивает, то дверь знаешь где.

Шон, молча, встал из-за стола и направился к выходу. Анжела пошла за ним.

– Роберт, мне кажется, ты был слишком суров по отношению к гостю, – озвучила свои мысли миссис Браун.

– Грета, этот парень заслуживает девицу совершенно другого уровня, более низкого. Наша дочь для него слишком хороша. Я рад, что этот парень даже не успел испортить мне аппетит. Я знаю таких людей, как Шон.

– Практичных? – спросила Грета.

– С каких это пор прижимистый человек стал называться практичным?! – удивился Роберт. – К Шону дипломатию применять не нужно. Этот парень переживет неудачный вечер и быстро забудет Анжелу.

– Но ты не можешь указывать Анжеле, как ей жить и с кем ей общаться! – встала на защиту дочери Грета.

– Неудачники быстро забываются, на них не стоит обращать внимание.

– Но чувства есть, как ты выразился и у неудачников. Как быть с этим?

– Грета, пожалуйста, давай перестанем говорить об этом парне.

Анжела догнала Шона, когда он уже открыл входную дверь.

– Шон, подожди!

– Ты хочешь дополнить своего отца?

– Нет, что ты! Я просто хотела извиниться. Отец часто бывает несдержанным и любит говорить правду, глядя в глаза своему оппоненту. Он привык видеть эмоции человека.

– Он что коп?

– Нет, отец преподавал психологию и разбирается в людях.

– Знаешь, Анжела, тебе лучше найти другого парня, который удовлетворит все запросы твоего отца, – с этими словами Шон ушел.

– Спасибо за хороший вечер, пап! – саркастически ответила Анжела.

– Мы больше не будем обсуждать эту тему. Шон неудачник.

– Господи, как мне уже надоели твои выводы! Тебе никто не может угодить! – и Анжела пошла к лестнице, ведущей на второй этаж.

– Анжела, дорогая, ты даже ничего не ела, – заботливо сказала мать.

– Я не хочу.

– Знаешь, Роберт, по-моему, тебе надо быть терпимее к людям и уважать чужой выбор. Ты дождешься, что когда-нибудь Анжела тихо сбежит ночью.

– Если она это сделает, то домой может больше не возвращаться, – предупредил мужчина и тут его взгляд упал на вазу с цветами. – И выкини этот букет, а то он как-то странно пахнет.

– Я не стану этого делать, это подарок Анжелы. Я лучше отнесу его в ее комнату, – и Грета понесла вазу наверх.

В одиннадцать часов вечера Анжела готовилась ко сну. Девушка сидела перед зеркалом и расчесывала волосы, глядя на букет. Она уже давно подумывала над побегом. Хорошо бы взять рюкзак, свалить из этого города с надежным парнем и начать самостоятельную жизнь. Анжела считала Шона надежным, он был для нее идеалом.

Положив гребень, девушка встала и наклонилась к цветам, чтобы вдохнуть аромат. Однако запах ей не понравился, он был каким-то странным, пахло розами вперемешку с землей и чем-то гнилостным. Такого запаха Анжела никогда не нюхала и, немного скривившись, она легла на кровать.

Когда время было уже за полночь, входная дверь дома семьи Браун открылась и на пороге показалась чья-то тень. Незнакомец сразу же стал подниматься наверх и точно знал, где находится комната Анжелы. Открыв дверь, незнакомец посмотрел на цветы и подошел к постели девушки.

– Анжела, – раздался шепот. – Анжела.

Анжела проснулась и увидела перед собой грязную обезглавленную девушку. Голова лежала на прикроватной тумбочке и негромко произнесла:

– Тебе не повезло, Анжела. На тебя навлекли беду.

Анжела не успела закричать, так как обезглавленная девушка затолкала ей в рот волосы. Потом она стала отклонять голову Анжелы назад до тех пор, пока не сломалась шея. Затем мертвая незнакомка начала вращать голову Анжелы. Через пару минут она уже была в руках мертвой девушки. Перед уходом незнакомка положила оторванную голову Анжелы возле вазы, после этого букет роз стал высохшим и черным.

Утром миссис Браун встала раньше мужа. Она надела халат и вышла в коридор. На полу Грета увидела грязные следы и капли крови. Женщина с ужасом посмотрела, куда они ведут. Миссис Браун было страшно идти по ним, ведь следы вели к комнате Анжелы. Дверная ручка была сильно испачкана кровью. Стоя на ватных ногах, мать открыла дверь и закричала на весь дом от увиденного. На крик выбежал Роберт Браун.

– Что?! Что случилось?! – спросил он обеспокоенно.

– Анжела!!! – не своим голосом прокричала Грета. – Господи, за что?!

Отец Анжелы заглянул в комнату, и открывшаяся картина потрясла его. Мужчина бросился к дочери.

– Анжела, девочка моя! – со стоном вырвались слова. – Кто это с тобой сделал?!

– Роберт, скажи, что это неправда!!! Прошу тебя!!! Ведь этого не может быть!!! – голосила женщина.

Роберт Браун упал на колени рядом с кроватью Анжелы и закрыл лицо руками. Через две минуты он вскочил на ноги и побежал к телефону. Вызвав полицию, мужчина обратился к Грете:

– Кажется, я догадываюсь, кто убил нашу дочь! – злобно прошипел мистер Браун.

– Скажи!!! – простонала жена.

– Это наш вчерашний гость! Это тот прижимистый ублюдок Шон! Я уверен, что это сделал он! Я его выставил, унизил, и этот парень решил таким образом отомстить мне! – у Роберта загорелись глаза. – Этот подонок ответит мне за это!

Женщина ничего на это не сказала, Грета просто не могла уже произнести ни слова. Полицейские и «Скорая» приехали через десять минут. Детектив Эдвард Макмилан долго не выходил со спальни Анжелы. Его потряс вид жестоко убитой девушки и полицейский понял, что это дело будет непростым. Чем больше Эдвард задавал вопросы о вчерашнем вечере, тем запутаннее ему казалось преступление. У Макмилана получилось много нестыковок, например, с букетом. Хозяева утверждали, что вчера цветы были свежими, но мужчина увидел только черный высохший букет. За одну ночь розы не могли превратиться в сухой гербарий. Еще следы на полу в коридоре никак не вязались с тем, что уверял Роберт Браун. По его мнению, эти следы принадлежали обуви вчерашнего парня Шона. Размер был явно маловат для мужской ноги.

– Мистер Браун, почему вы так уверены, что это именно вчерашний гость убил вашу дочь Анжелу? – задал вопрос детектив.

– Признаюсь, я нерадушно встретил Шона, я выставил его из дома, но он это заслужил.

– Заслужил?! Почему?

– Я не желал, чтобы моя дочь встречалась с парнем, который зажал деньги на букет цветов.

– С чего вы взяли, что Шон не покупал цветы? Он что сам вам это сказал?

– Нет, это выяснилось во время разговора. Шон говорил, чем занимаются его родители, и когда дело дошло до его сестры, то парень сказал, что она держит цветочный магазин и эти цветы он взял там.

– То есть вы хотите сказать, что выставили парня из дома только из-за того, что он не потратился на букет вашей дочери? И вы считаете, что Шон не перенес унижения и таким образом отомстил вам? Вы думаете, что за это можно убить человека? Я вас правильно понял? – спросил Эдвард.

– Да, думаю, он так и поступил, – кивнул хозяин дома. – Шон ушел вчера рассерженным.

– Мистер Браун, я понимаю сейчас ваше состояние. У вас убили дочь, но нужно трезво и реально оценивать ситуацию. Честно признаться, я не уверен, что Анжелу убил ваш вчерашний гость, это сделал кто-то другой. Судя по следам, они принадлежат женщине. Размер мужской обуви всегда больше женской и этот факт не изменить. Если мы последуем вашим предположениям, то пойдем по ложному пути и арестуем невиновного человека, пока убийца будет разгуливать на свободе.

– Я все равно поеду к Шону! – настаивал на своем хозяин дома. – Дайте мне его адрес!

– Прошу возьмите себя в руки, мистер Браун, – попытался успокоить мужчину Макмилан.

Но было поздно, Роберт успел схватить ключи от машины и взял у кого-то из полицейских листок с адресом парня. Эдвард спустился следом за мистером Брауном и тоже заскочил в автомобиль. Детектив успел как раз вовремя, Роберт уже поднялся на третий этаж и позвонил в квартиру Шона. Как только дверь открылась, отец Анжелы буквально вломился в коридор и схватил парня за грудки.

– Это ты убил мою дочь, ублюдок!!! – кричал Роберт Браун.

– Я не понимаю, о чем вы говорите! – испугался Шон.

Детектив Макмилан оттащил разъяренного мужчину от Шона, но Роберт успел ударить парня кулаком в нос и живот.

– Мистер Браун, успокойтесь! Что вы делаете?! – спросил Эдвард. – Этот парень ни в чем не виноват!

– Я знаю, что это он оторвал голову моей дочери!!! Еще поиздевался напоследок и положил ее голову возле вазы с цветами!!! Этим ты подтвердил, что это ты убил мою Анжелу, подонок!!! – кричал взбешенный отец.

Макмилану пришлось потащить Роберта Брауна в ванную комнату и подставить его голову под струю холодной воды. Мужчина успокоился, когда нахлебался воды.

– Теперь мы можем спокойно все выяснить, – произнес полицейский и представился Шону, – я детектив Эдвард Макмилан полицейский департамент Окленда веду расследование по убийству Анжелы Браун.

– Я Шон Корнелл, – сказал парень.

– Вы вчера приходили на ужин в дом Браунов, не так ли?

– Да, меня пригласила Анжела. Мы познакомились с ней в магазине спортивных товаров, я работаю там менеджером. Она пришла со своим племянником выбирать велосипед. Мы встречались с ней две недели, а потом Анжела пригласила меня на ужин. Я взял в цветочном магазине моей сестры букет роз и пошел. За ужином мистер Браун прицепился ко мне из-за того, что я не купил цветы, а просто взял их бесплатно. В итоге он выставил меня.

– А ночью ты вернулся и убил мою дочь! – простонал Роберт, стиснув зубы.

– Это так? – задал вопрос детектив.

– Нет, я весь оставшийся вечер просидел в баре у отца. Можете проверить. Меня там видела куча народу, все подтвердят.

– Обязательно проверим, – кивнул Эдвард, потом он обратился к отцу Анжелы, – нам надо идти, мистер Браун.

– Не хочу, – прошептал Роберт.

– Я не могу вас здесь оставить и не уйду, пока вы не переступите порог этой квартиры.

Посидев на полу еще две минуты и глядя на Шона немигающим взглядом, Роберт Браун был вынужден подняться.

– Это еще не конец, парень! – процедил перед уходом мужчина.

– Не наделайте глупостей, мистер Браун, – предупредил Макмилан отца Анжелы, когда они вдвоем спустились вниз к машинам. – Иначе я буду вынужден арестовать вас.

В этот момент у полицейского зазвонил мобильный телефон.

– Макмилан слушает, – взял трубку детектив.

– Детектив, нам только что позвонил смотритель кладбища, вы должны это увидеть, – ответили на том конце провода.

– Сейчас подъеду, – выключив телефон, Эдвард посмотрел на отъехавшую машину Роберта Брауна.

Через двадцать минут детектив уже был на месте.

– Я смотритель кладбища Бэн Хоккинс, – представился мужчина в годах.

– Это вы позвонили в полицию?

– Да, вам надо это увидеть, – и смотритель повел полицейского внутрь кладбища. – Вот, – и он показал на одну из могил.

Возле могильной плиты была вырыта небольшого размера яма. И вырыта она была неровно, словно кто-то выбирался из-под земли.

– Я ничего не трогал. Как только увидел это, сразу позвонил в полицию, – заверил Бэн.

– Вы правильно сделали, – ответил Эдвард и присел на корточки.

Рядом с ямой лежала гора земли и на ней были нечеткие отпечатки рук.

– Что это? – спросил один из полицейских. – Кто-то вылез из могилы?!

– Скоро узнаем, – рассеяно сказал Макмилан, – принесите лопату.

Детектив посмотрел на плиту, на ней было написано Дженнифер Грант. Полицейские ждали, пока смотритель кладбища не откопает гроб. К удивлению всех в крышке оказалась дыра.

– Кто это сделал? – произнес вслух смотритель.

– Открывайте, – дал команду Эдвард.

Когда крышку открыли, то все увидели мертвую девушку. Ее голова была отделена, но лежала на своем месте, ее руки были испачканы землей и кровью.

– Гарри, вызывай экспертов, надо взять кровь с рук на анализ и пусть проверят размер обуви мертвой девушки. И не забудьте про землю, – отдал очередной приказ детектив. – Что же здесь произошло?

К вечеру результаты анализов были готовы. Кровь, взятая с рук мертвой Дженнифер Грант, принадлежала убитой Анжеле Браун. Размер обуви совпадал со следами на полу в коридоре дома Браунов. Грязные земляные следы были идентичны земли с кладбища. Все говорило о том, что эта мертвая девушка приходила той ночью к Анжеле. Со стороны это выглядело ужасно и хотелось сказать только одно, что такого не может быть. Но факты говорили сами за себя.

Детектив Макмилан приехал к родителям Анжелы утром и сообщил новости. Прочитав заключения экспертов, Роберт и Грета отказывались в это верить.

– Что это такое?! – спросил мужчина, тряся бумагами перед носом Эдварда. – Как вам пришло в голову, показывать нам эти лживые заключения! Вам должно быть стыдно! Мы и так натерпелись, никак не можем пережить смерть нашей дочери, а тут приезжаете вы и суете нам эти бумажки!

– Мистер Браун, над вами никто не издевается, – спокойно ответил Макмилан, – это заключения наших профессиональных экспертов. Я расследую это дело и доведу его до конца. Мне пока до сих пор не понятно, почему мертвая Дженнифер Грант убила именно вашу дочь, и я не собираюсь бросать это дело.

– Признайтесь, что вам просто жаль этого парня и вы состряпали эти отписки! – не отступал Роберт. Грета сидела, молча, и смотрела в одну точку.

– Мистер Браун, оставьте Шона в покое. Он ни в чем не виноват. Я привез вам заключения наших экспертов, и ответьте мне еще на один вопрос. Вам знакомо имя Дженнифер Грант?

– Нет, мы такую не знаем, – отрицательно покачал головой хозяин дома.

– Что ж в таком случае мне пора, – и детектив покинул дом Браунов.

В час дня в цветочный магазин Кэти зашла девушка.

– Добрый день, вам помочь? – любезно поинтересовалась Кэти.

– Здравствуйте, мне нужен букет для моей мамы, она лежит в больнице, и я собираюсь навестить ее, – ответила покупательница.

– Давайте, посмотрим, что я могу вам предложить.

Кэти оглядела свой ассортимент и остановила свой взгляд на ромашках.

– Как насчет этого букета? – спросила хозяйка магазина, показывая белоснежные ромашки.

– Конечно, они чудесные, – кивнула девушка.

Кэти оформила цветы. Лили приехала в больницу и поднялась на этаж в палату матери.

– Привет, мама! – поздоровалась дочь. – Отлично выглядишь! Как ты себя чувствуешь?

– Прекрасно, – ответила женщина. – Мне сделали операцию. Доктор Джонс сказал, что теперь у меня все будет хорошо, и сердце больше не будет давать сбоев. А как у тебя?

– Я нашла работу в школе. Миссис Монро сказала, что я могу выйти на следующей неделе.

– Я рада, что у тебя налаживаются дела, Лили. Учить детей литературе это прекрасно. У тебя все получится, – и мать потрепала дочь по руке. – Кстати, как там Бастер? Не грызет мои цветы?

– У тебя действительно все хорошо, мама, раз ты интересуешься своим псом и клумбами! – усмехнулась дочь.

– Но ты не ответила.

– Я слежу по мере возможности за Бастером. Перед тем как уехать с твоими тюльпанами и гортензиями все было в порядке, и я надеюсь, что они простоят в целости до твоей выписки.

Тут в палату зашла медсестра и, увидев букет, воскликнула:

– У вас посетитель, Сара! О-о-о, какие красивые цветы! Надо бы их поставить в воду, а то жаль, если они быстро завянут! Как вы себя сегодня чувствуете?

– Это моя дочь Лили. У меня прекрасное самочувствие. И почему вы все меня об этом спрашиваете?

– Потому что вы все еще находитесь у нас, – улыбнулась медсестра, вернувшись из ванной комнаты с вазой.

– Поставьте цветы рядом со мной, пожалуйста, – попросила женщина и обратилась к дочери, – если у тебя есть какие-то дела, дорогая, то иди. Мне не хочется, чтобы ты куда-нибудь опоздала из-за меня. Со мной все в порядке. Спасибо, что пришла.

Лили поцеловала мать и ушла. Весь день Сара смотрела телевизор, принимала лекарства и любовалась ромашками. Женщине нравились цветы, и она уже строила планы. Когда ее выпишут, она обязательно займется новой клумбой, которую собиралась засадить розами.

Вечером в больнице стало тихо. Сара мирно спала, как в ее палату кто-то зашел. Женщина приоткрыла глаза и, никого не заметив, уснула. Из темноты к кровати подошел мертвый мужчина. Он посмотрел на цветы и только потом сдернул с Сары одеяло. Женщина моментально проснулась и, увидев перед собой обезображенного и грязного мужчину, закричала. Ее крик быстро затих, потому что мертвец разорвал на ней пижаму и, вцепившись рукой в повязку на сердце, сдернул бинт и повредил швы. Засунув руку в рану, он вырвал сердце. Положив его на столик рядом с вазой, мужчина удалился. Букет ромашек тут же почернел и высох.

Медсестра, дежурившая в ночную смену, делала обход. Не доходя до палаты Сары, она заметила на полу грязные следы и пошла по ним. Выйдя на лестницу, женщина стала спускаться и увидела какого-то мужчину.

– Сэр, что вы здесь делаете? Приемные часы уже закончились. Вам нельзя тут находиться.

Догнав его, медсестра увидела, что незнакомец одет в грязный рваный костюм. От него исходил неприятный гнилостный запах.

– Сэр? – обратилась к нему женщина.

Мертвец повернулся к ней гнилым лицом и, молча, посмотрел. Медсестра так испугалась, что потеряла сознание. Когда она пришла в себя, то кроме нее на лестнице больше никого не было. Медперсонал больницы вызвал полицию, обнаружив Сару мертвой.

Через час детектив Макмилан приехал на место преступления. В палате уже работали эксперты. Эдвард увидел на столике вырванное сердце и высохший букет. Это показалось полицейскому очень странным. В комнате Анжелы Браун тоже были сухие цветы.

– Как давно это произошло? – спросил Макмилан эксперта.

– Примерно два часа назад. Вот эта женщина видела какого-то мужчину на лестнице.

– Я детектив Эдвард Макмилан полицейский департамент Окленда, расскажите все по порядку, – обратился Эдвард к медсестре.

– Я, Эмма Уолтер, дежурю в ночную смену, – представилась женщина и стала рассказывать, – вечером мы постоянно делаем обход и в коридоре недалеко от палаты миссис Парсонс, я заметила на полу грязные следы. Разумеется, я пошла по ним, они вели на лестницу. Там я увидела какого-то мужчину, он так странно выглядел.

– В каком смысле странно?

– Он был одет в рваный грязный костюм, и от него воняло гнилью. Когда я обратилась к нему, он повернулся ко мне. Боже, его лицо было гнилым, уже видны кости черепа. По нему даже черви ползали, – и медсестра закрыла лицо руками. – Я так испугалась, что упала в обморок. Когда я очнулась, то этого мужчины уже не было. Только его следы.

– Он ничего вам не сделал?

– Нет, просто сильно напугал.

– Мужчина что-нибудь говорил? Или может быть пытался что-то сказать?

– Нет, он все делал, молча.

– Кто-нибудь еще видел этого мужчину?

– Похоже, только я.

– У миссис Парсонс сегодня были посетители?

– Наверно да, потому что вчера цветов не было, но вам лучше узнать об этом у тех, кто работал днем, – закончила Эмма.

– Спасибо, вы нам очень помогли, миссис Уолтер. Никуда не уходите, вы должны подписать бумаги.

Макмилан подошел к одному из полицейских и спросил:

– Кто-нибудь навещал миссис Парсонс?

– Да, к ней приходила дочь Лили. Принесла букет.

– Она пришла днем, а цветы уже высохли?! – удивился Эдвард.

– Наверно, букет был вялым.

– Даже если это и так, они все равно не могли превратиться в гербарий так быстро. Посмотри на них. Как такое может быть? В комнате убитой Анжелы Браун тоже стояла ваза с цветами, и они уже были сухими. Но со слов ее родителей цветы были свежими. И возле вазы лежала голова, а тут сердце. Эти два преступления связаны между собой. Везде фигурируют цветы.

– Интересная мысль, Эдвард, – только и произнес полицейский. – Думаешь, поймаешь убийцу?

– Думаю да, – кивнул детектив.

Макмилан вышел на лестницу, все ступеньки были испачканы землей. Эксперты собирали нападавших с мертвого мужчины червяков. Посмотрев на это, Эдвард спустился к своей машине и поехал к дочери убитой миссис Парсонс.

– Кто там? – спросила Лили, стоя у входной двери в халате.

– Меня зовут Эдвард Макмилан я детектив, – представился полицейский, – откройте дверь, мэм.

– Что случилось?! – забеспокоилась девушка.

– Вашу мать зовут Сара Парсонс?

– Да, меня зовут Лили. А что случилось?!

– Разрешите войти?

– Конечно, – и Лили проводила полицейского в гостиную.

– Мне очень жаль, мисс, но вашу мать убили, – начал Эдвард.

Какое-то время Лили стояла, молча, и не могла поверить детективу. Потом ее глаза наполнились слезами и она села на диван.

– Что?! Что вы такое говорите?! Этого не может быть?! Я была у нее днем! Моей матери сделали операцию на сердце, и она отлично себя чувствовала! Это наверно какая-то ошибка!

– Сожалею, мисс.

– Нет!!! Нет!!! – затрясла головой Лили.

– Я бы не приехал к вам, будь ваша мать жива. Успокойтесь. Давайте, я дам вам воды, – и Макмилан пошел за водой на кухню. – Выпейте, – мужчина протянул стакан.

Девушка отпила и, всхлипывая, спросила:

– Как ее убили?

– Боюсь, вас это шокирует.

– Как ее убили? – повторила Лили.

– Вашей матери вырвали сердце.

– Что?! – оторопела она.

– Ей вырвали сердце и положили на столик возле вазы с цветами.

– Кто это сделал?!

– Мы еще не установили личность преступника, но со слов медсестры это сделал какой-то мужчина.

– Боже, за что?!

– Мне нужно задать вам пару вопросов, мисс. Вы в состоянии это сделать?

– Я постараюсь, – тихо ответила Лили, вытирая слезы.

– У вашей матери были какие-нибудь недоброжелатели?

– Нет, что вы, – отрицательно покачала головой девушка, – моя мать была добрым и отзывчивым человеком. Занималась цветами и любила Бастера. Это наш пес. Он скулил весь вечер, но я не придала этому никакого значения. Оказывается, Бастер чувствовал, что маму убили.

– А у вас есть недоброжелатели?

– Нет, я еще не успела никому навредить. Со следующей недели я буду работать в школе учителем литературы.

– Скажите, Лили, где вы купили цветы?

– В цветочном магазине «Незабудка». А что?

– Когда вы купили букет, он был свежим?

– Да, – вопросы детектива удивили девушку. – Почему вы задаете такие вопросы?

– Потому что ваш букет стоит в вазе черный и абсолютно сухой. По виду ему уже несколько недель. Какие цветы вы купили?

– Ромашки, – рассеяно ответила Лили. – Как цветы могли так быстро завянуть?

– Мне пока это тоже не понятно, но я найду убийцу вашей матери. Скажите, почему вы купили цветы, а не срезали их с клумб? У вас их так много.

– Эти цветы выращивала моя мать. Она терпеть не могла, когда ими занимался кто-то другой. Это было ее хобби.

– Ясно, – кивнул детектив, – еще раз примите мои соболезнования.

Эдвард вышел из дома семьи Парсонс, тут ему позвонили.

– Эдвард, смотритель кладбища опять нашел вырытую могилу.

– И чья она?

– Тома Дональдсона, – ответили на том конце провода.

– Сейчас приеду. Экспертов уже вызвали?

– Да, ребята подъехали, но мы ждем тебя.

– Еду.

Макмилан сел в машину и нажал на газ. Мужчина быстро доехал до кладбища, где его встретил смотритель Бэн Хоккинс.

– Доброй ночи, сэр, – поздоровался смотритель, – вы не поверите, но это опять повторилось.

– Да, мне уже позвонили. Вы не отведете меня?

– Разумеется, – и мужчины пошли к могиле умершего.

Как только они пришли, детектив увидел точно такую же картину, как и на могиле Дженнифер Грант. В земле была яма, рядом гора земли с отпечатками рук.

– Откапывайте могилу, – распорядился Макмилан.

Когда все было сделано и открыт гроб, полицейские увидели мужчину таким, каким его описала медсестра Эмма Уолтер.

– Работайте, – сказал детектив экспертам.

Эдвард стоял и пытался связать факты воедино. Все началось с Анжелы Браун, когда к ней пришел Шон Корнелл с букетом роз. Цветы он взял в магазине своей сестры. Следующей жертвой стала Сара Парсонс. Ее убили, после посещения дочери, которая принесла букет ромашек, купленный в том же цветочном магазине. Все ниточки вели к цветочному магазину «Незабудка». Надо ехать туда, но сначала детектив решил заехать к Шону.

Когда Эдвард подъехал и поднялся к Шону, то он увидел дверь квартиры приоткрытой. Выхватив пистолет, полицейский одним движением открыл дверь и зашел внутрь. Он обошел все комнаты, и нашел Шона на кухне, привязанным к стулу. Пощупав пульс, Макмилан досадно выдохнул, парень был мертв.

– Это детектив Макмилан, пришлите «Скорую» и наряд полиции на Окленд Стрит 248, квартира 3D. Убит Шон Корнелл, – произнес Эдвард по телефону.

Через двадцать минут все службы были на месте, и эксперты приступили к работе. Шона забили насмерть тупым предметом, как предположил эксперт, это была бита. Эдвард догадывался, кто это сделал, но отпечатков убийцы так и не нашли.

Утром детектив первым делом заехал к Браунам.

– Доброе утро, мистер Браун. Можно войти?

– У вас к нам появились еще какие-то вопросы, детектив? – спросил Роберт.

– Я нашел убитым Шона Корнелла, – и Эдвард стал наблюдать за реакцией хозяина дома.

– Вот как?! – удивился мужчина. – И вы приехали, чтобы сообщить нам об этом?!

– Где вы были вчера вечером и ночью, мистер Браун?

– Дома. Где мне еще быть?!

– То есть вы хотите сказать, что не ездили на Окленд Стрит 248, к Шону Корнеллу?

– Мне не о чем разговаривать с этим парнем! Он убил мою дочь, но справедливость всегда вершится! Я его не любил, и жалеть о нем не стану! В принципе, вы и так об этом знаете! У вас ко мне что-то еще, детектив?

– Я все равно прижму вас к стенке, мистер Браун, – сказал Эдвард, глядя Роберту в глаза. – Или вас достанет ваша же совесть, если, конечно, она у вас есть. Но будет лучше, если вы сейчас сами во всем сознаетесь. Тогда хороший адвокат сможет добиться более снисходительного для вас срока.

– Я чист, – спокойно ответил отец Анжелы, – если у вас есть какие-то улики против меня, то зачитайте мне мои права и арестуйте. А если у вас на меня ничего нет, то, пожалуйста, покиньте мой дом.

– Сознайтесь, мистер Браун, пока не поздно, – еще раз повторил Макмилан перед уходом.

– Всего хорошего, детектив, – и Роберт закрыл дверь.

Эдвард злился, что недооценил мистера Брауна. Надо было прислать на время патрульную машину на Окленд Стрит, чтобы ребята подежурили и сейчас Шон был бы жив. Но полицейский просчитался и теперь винил себя за смерть парня. Стукнув кулаком по крыше машины, Макмилан сел за руль и завел мотор. Теперь он ехал в цветочный магазин «Незабудка».

Сэт Луисвуд по своему обыкновению ходил по кладбищу и собирал новые букеты. Мужчину затянул его бизнес, за все время он ни разу не попался. Пока Сэт бережно ставил очередной букет в воду, раздался чей-то шепот.

– Сэт, – прошептал кто-то за спиной мужчины. Обернувшись, он никого не увидел, но это насторожило его. – Сэт, – снова раздался шепот.

Сэт подскочил и выронил цветы. Поднялся ветер, и зашумела листва, из-под земли послышались разнообразные голоса, говорившие хриплым шепотом.

– Ты совершаешь большой грех, Сэт, – шептали голоса. – Ты нарушаешь наш покой. Ты навлекаешь на людей беду, Сэт. Если ты не остановишься, то смертей будет еще больше. Подумай, как станут вести себя люди, когда узнают, что во всех смертях виноват ты, Сэт. В каждом доме люди будут знать, что ты убийца. Остановись, Сэт, остановись.

Мужчина очень испугался и увидел, как земля на ближайшей к нему могиле стала двигаться, и как показались чьи-то пальцы. Сэт вытаращил глаза и, схватившись за сердце, медленно сполз вниз. Луисвуд умер от страха и остановки сердца, на его лице застыла гримаса охваченного им ужаса. Все только что собранные Сэтом цветы почернели и высохли.

Эдвард приехал к магазину «Незабудка» и как раз от него отъехал джип. За рулем сидел мужчина, только что купивший букет лилий.

– Вот черт! Стой! Стой! – крикнул Макмилан, но внедорожник даже не остановился. Полицейский не успел запомнить номер.

Детектив влетел в магазин и сразу же обратился к хозяйке:

– Вы знаете этого человека, который купил у вас букет?

– Нет, а что случилось?! – забеспокоилась Кэти.

– Я детектив Эдвард Макмилан полицейский департамент Окленда, – представился мужчина.

– Слушаю вас, – кивнула девушка.

– В Окленде происходят убийства. Мы никак не можем поймать убийц, но во всех преступлениях фигурируют цветы из вашего магазина. Если подарить такой букет, то ночью убивают человека, которому его подарили. Откуда у вас все эти цветы? Кто ваш поставщик?

– Сэт Луисвуд. Это он привозит мне все букеты. Откуда он их берет, я не знаю. Сэт никогда не говорил мне, а я не интересовалась. Боже! – ответила Кэти. – Я понятия не имела, что из-за цветов могут убивать людей! Это же обычные цветы!

– Признаться, я тоже об этом никогда не думал, – кивнул Эдвард и перевел разговор на другую тему, – я приехал сообщить вам, что вашего брата этой ночью убили. Мы пока не знаем, кто это сделал. Так что, мисс, я закрываю ваш магазин, пока не закончится следствие. Сейчас сюда подъедут мои коллеги и опечатают магазин. Все эти цветы будут уничтожены.

– Что Шона убили?! – и Кэти заплакала.

– Сочувствую, мисс, – только и сказал Макмилан.

Детектив вызвал полицию, ребята переписали все цветы, допросили хозяйку магазина и опечатали дверь. Все букеты вывезли на городскую свалку.

Два часа спустя смотритель кладбища нашел мертвым возле своей машины Сэта Луисвуда и вызвал полицию. Эдварду тоже позвонили.

– Выяснили, кто это? – спросил полицейских детектив, прибыв на место.

– Да, в кармане мы нашли бумажник на имя Сэта Луисвуда.

– А вот и наш поставщик цветов, – произнес Эдвард, – от чего он умер?

– По всей видимости, инфаркт. Но спровоцировал приступ испуг. Похоже, он чего-то сильно испугался, посмотри на его лицо, – сказал эксперт.

– Да уж, неприятное выражение лица, – скривился Эдвард. – Похоже, что убийства теперь прекратятся, за исключением последнего. Я не запомнил номер джипа, который отъехал от магазина, точнее, не успел. Завтра опять найдут мертвой очередную бедняжку, а может быть и не одну. Черт!

– Не вини себя, Эдвард. Кто ж знал, что все это из-за цветов. Такого еще никогда не было, – успокаивал Макмилана эксперт.

– Точно, – согласился детектив. – Скоро я закрою эти дела.

Вечером этого дня Саймон Голд позвонил своей девушке. Мужчина купил лилии и обручальное кольцо, чтобы сделать Мэгги предложение. Он собирался пригласить ее к себе на ужин и сделать такой сюрприз.

– Мэгги, это я, – начал мужчина.

– Привет, Саймон. У тебя что-то срочное?

– Хочу пригласить тебя завтра к себе на ужин, у меня есть для тебя сюрприз, – загадочно произнес Саймон. – Если в девять, как тебе?

– Я бы с удовольствием, дорогой, но завтра утром я улетаю на Аляску.

– Что?!

– Мне позвонили с фирмы только час назад. Так что ничего не поделаешь. Через два дня я вернусь и обязательно приду к тебе на ужин, и ты сделаешь свой сюрприз. Ладно?

– Ладно, – поникшим голосом ответил мужчина.

– Не дуйся, дорогой, это просто работа. Я должна идти собирать вещи. Так что отключаюсь. Люблю тебя, – и Мэгги положила трубку.

– Я тоже тебя люблю, – сказал Саймон, когда в трубке пошли короткие гудки.

Закончив разговор, Саймон подошел к вазе с цветами и швырнул ее со злости о стену. Потом он лег на диван и включил телевизор. В два часа ночи он проснулся от какого-то шума. Выключив телевизор, мужчина стал прислушиваться к звукам. Они доносились с кухни. Саймон взял кочергу и медленно пошел в ту сторону. На полу валялись ножи и повсюду были грязные следы. Мужчина огляделся, но никого не увидел. Присев на корточки, Саймон стал собирать ножи, как сзади его кто-то схватил. Хозяину дома удалось вырваться, перед ним стоял мужчина. Только выглядел он не так как все. Из его живота, если это еще было можно так назвать, сыпались черви, и кожа висела рваными лоскутами. С одной стороны были видны ребра. Кожа на лице вся сгнила, и хорошо просматривались кости черепа.

Саймон впал в оцепенение от неожиданности и ужаса, а мертвец тем временем взял со стола нож и, воткнув его в живот мужчине, распорол его. Тут же хлынула кровь. Саймон захрипел и уже не мог дать отпор незнакомцу. Мертвец поднял Саймона за шею и, вонзив нож ему в рот, пригвоздил его к деревянной дверце кухонного шкафа. Валявшиеся на полу лилии стали черными и сухими.

 

 

 

– Надеюсь, вам понравилась история. Она получилась весьма поучительной. Теперь каждый из вас знает, что нельзя осквернять могилы и нарушать покой жителей загробного мира, – рассмеялся библиотекарь. – А сейчас мне хотелось бы перенестись на лоно природы, куда-нибудь в тихое местечко поближе к воде, где приятно проводить уикенд. Следующий наш рассказ называется «Тихое озеро».